majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Платье цвета полуночи" Терри Пратчетт.



"Кривенс!"
Самое многозначное слово из лексикона Нак Мак Фиглов. Выражает, в зависимости от контекста: радость, возмущение, боевой задор.

"Инквизитор тот был убежден, что по одному виду человека он в состоянии определить: замешан тот или нет в колдовских действиях. Позднее он и вовсе лишился рассудка. Между тем, как ведьмы и колдуны уже обратились в пепел"
Йохан Хейзинга "Осень средневековья".
Это как окончательное прощание. Книга, прочитанная после смерти автора. Героев  любишь давно: вот Тиффани - карга этих мест. Не подумайте, что стара и страшна - лет ей шестнадцать, а выглядит... да как любая девчонка ее возраста. То есть, как девочка шестнадцати лет; которой приходится нести ответственность за все, происходящее на Мелу. Можно рассказать, что такое Мел, но тогда бы пришлось вспомнить Ланкр и Овцепикские Горы, и Анк-Морпорк, и Заграницу вниманием не обойти, а вводный абзац превратить в бесконечный Дом, Который Построил Джек.
Потому остановимся на том, что Тифф Болит (Болен), волею обстоятельств поставленная делать ведьмину работу на Мелу, занимается этим в свои шестнадцать уже многие годы и многому успела выучиться, и многим помочь (ведьмина работа в том и заключается, чтобы помогать людям, хотя это вовсе не значит, что ведьму любят; уважительно опасаются - да). И все это не мешает ей оставаться девочкой: не слишком уверенной в собственной привлекательности; не имеющей подруг и очень много работающей.

  А вот Нак Мак Фиглы, боевитый народец, я специально этот вариант обложки в качестве иллюстрации поставила. Жуткие синие твари - они самые и есть. Не смотрите. что мелки, в битве каждый обученного воина человеческих размеров стоит. И килты с чепцами пусть вас не обманут, ничего женственного в них нет. Тут скорее случай "от противного"; каждый по отдельности успешно воплощает самые маскулинные черты: драчливость, задиристость, любовь к выпивке; а собранные вместе успешно проходят по категории "мама, не горюй". Однако, в отличие от людей, добро помнят и свою "мал-мала-великучу-Каргу" верно оберегают.

  Они ее и званием Карги наградили, на кривенсе - суржике, который смешал слова обыденной речи с архаизмами, снабдив микс неожиданным суффиксально-префиксальным употреблением (за передачу - земной поклон переводчикам серии книг). Вообще-то, у фиглов есть свой язык, со знанием которого они уже рождаются, как человек с первичными половыми признаками. Кривенс для общения во внешнем мире. Он живо напоминает словарь Эллочки-Людоедки и, так же, как последний, отлично справляется с основной коммуникативной функцией - внушать ужас врагам.

  Ну вот, против всякого желания, затянуло в долгие объяснения Дома, Который Построил Джек. Но это потому, что о любимом хочется говорить бесконечно, а книги сэра Терри с их мягким темноватым юмором; с чуждой снобизма, яркой интеллектуальностью; с мощной гуманистической составляющей - книги Пратчетта из самого любимого. Однако о книге тоже нужно сказать хоть несколько слов.

  Если ты честно делаешь свою уникальную работу и делаешь ее хорошо, это вовсе не означает, что наградой тебе станут мультибонусы в конце года и жизнь в декорациях восточной сказки в его продолжении. Жить будешь, как все, рассчитываться за работу с тобой станут старыми вещами и натурпродуктом с собственного огорода, а самого завидного жениха округи уведет белокурая графинечка из соседнего замка. И это не самая большая проблема. Главная (на сегодняшний день) - мерзкий Лукавец. Концентрированное зло, инквизитор, сгоревший на костре вместе с ведьмой, которая сумела до него дотянуться, тыщу лет назад.

  Живучий,как всякое настоящее зло. Помните, у Кинга, "Иногда они возвращаются снова"? Вот примерно так, а вернувшись, точно знают: корень зол в ведьмах. И умеют объяснить это всем вокруг. А что самое странное - люди слушают, соглашаются, и вот они уже забыли все хорошее, что ты для них делала, и готовы расправиться с тобой. Люди - не фиглы, к несчастью. К счастью - есть фиглы. И есть другие ведьмы, Пратчетт приведет сюда Матушку Ветровоск, Нянюшку Ягг и полузабытую, но любимую Эскарину Смит (ведьму-волшебника). И Магграт Чесногк, как без нее. А в Анке мы встретимся напоследок с сержантом Моркоу и Ангвой-оборотнем. Нам дадут с ними проститься.


  И что, все так грустно? Да ни в коем случае. Все прекрасно и любимые тобой, не исчезают без следа, а созданное ими продолжает жить в огромном мире. Я эту книгу читала глазами только фрагментами, по больше части слушала аудиоверсию. Женщины любят ушами - совершенно влюбилась в исполнение Капитана Абра (Алексея Брахмана), стала искать сведений о нем в сети и узнала, что тоже нет уже среди живых. Двойное прощание. И удвоенное жизнеутверждение - голос, рассказавший эту историю, продолжает звучать. Магия? Нет, Обыкновенное Чудо.
Tags: Терри Пратчетт, английская литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments