majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Город над бездной" Алина Борисова.



"Завхоза звали Александром Яковлевичем, а жену его Александрой Яковлевной. Он называл ее Сашхен, она звала его Альхен"
"Двенадцать стульев". Илья Ильф, Александр Петров.

  А вот кому еще вампирской темы! Отборной, сладкой, рассыпчатой вампирской темы! Что говорите?  Навязла в зубах и оскомину набила? А мы, это: подперчим, подмаслим, да укропчиком посыплем! Перелицуем так, что родная мама не узнает. В лучшем виде сделаем, не сумлевайтесь!

Я, правда, не понимаю, зачем и кому это может быть нужно, в стопицотый раз затеваться с сагой о любви вампира и девы. Вроде всякие уже модификации были: Дракула Брэма Стокера с Миной и Люси - безусловный злодей, но такой романтишный. Вампиры  кингова "Жребия" - концентрированное и лживое зло в чистом виде, зову которого не смогла противиться бедняжка Сьюзен. "Carpe Jugulum"  ("Хватай за горло")Терри Пратчетта - расчетливые высокомерные твари, и впрямь, лишающие человечеков воли, да к тому же дрессированные не бояться солнечного света, чеснока и святой воды (на всякую хитрую жопу найдется, кхм, с винтом и против головологии, сдобренной чашкой крепкого чая, от матушки Ветровоск - не устоят).

  А было еще горько-пронзительное "Впусти меня" Линдквиста - совершенно иной взгляд на тему: Оскар, Эли и моя большая книжная любовь - кассирша из универсама Виктория, которая выбирает сгореть под лучами солнца, отказывается становиться вампиром и убивать. И, разумеется, "Сумерки", после которых тема любви вампира и девы должна бы исчерпаться абсолютно. "Ан нет! Она не назвалась Аннет. Поскольку быть женой Антипа, мы наречем ее Ксантиппой!"

  Вот, кстати, вспомнился стишок из юности, вкупе с эпиграфом он мог бы составить анограмму имени главного героя: Ан-хен. Вообще-то это только для друзей. На самом деле его зовут как-то даже чересчур усложненно - вампирские имена с непременным "ир го тэ" посередке наводят на мысль, о недурном знакомстве автора с молдавскими народными сказками, уж очень по-тамошнему звучат.

  А выбор героини и сюжетной линии с "разнабразными.бедами и нищастями", грозящими роду человеческому, прозрачно намекает на близкое знакомство с "Армагед -домом" Марины и Сергея Дяченко. Ловила себя не раз на ощущении, что героиня Лариса очень напоминает Лидку Зарудную. С той разницей, что уровень витальности последней не дает забыть о ней лет пятнадцать с того времени, когда книга читалась. А здешняя девочка с ее неопределенно личными чертами - всего лишь бледная тень, одна из тысячи клонированных героинь дамских романов ("любовь-морковь-свекровь-кровь-бровь-и-вновь").

  И еще одна ассоциация, такая прозрачная, почти до полной идентичности. С романом Андрея Лазарчука "За право летать". Здешнее, почти религиозное, да что там - более, чем религиозное поклонение людей вампирам, оно напрямую копирует воздействие, оказываемое на людей марцалами - расой космических пришельцев, очень похожих на ангелов (ну, по описаниям). Я даже подозреваю. что в продолжениях, которые будут, ой будут - хитрая и хищная сущность Создателей раскроется примерно тем же набором лепестков.

  Ну и зачем читала? Обещали иной взгляд на любовь. Расширение границ восприятия и всякое такое. Получила? В общем - да. И вообще, чтение не скучное.
  
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments