majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

"Осиная фабрика" Иэн Бэнкс.



"Лилит дает недовоплощение в реальность, как-бы нахождение над ней и большой соблазн туда погрузиться. Человеку кажется,  что он витает над ситуацией, как ангел или Бог".
Авессалом Подводный

Мне объяснили вчера про Лилит. Не знаете, что такое Лилит? Речь не первоженщине, сделаной из той же глины, что Адам и даной ему в жены. Той, что не удовлетворила кое-каким важным критериям и покинула  приличное общество ( на тот момент представленное Адамом). Став впоследствии демоницей, вызывающей у мальчиков поллюции, впрочем, мальчиков тогда не было - с прицелом на будущее. Я теперь о другой Лилит, фиктивной точке, апогее лунной орбиты, который астрология трактует, как зло: от умеренного до инфернального. Систем много, способов толкования тоже, но оттенок запретного плода и извращенной сексуальности обычно присутствует.

  Так вот, в системе трактовок, с которой познакомилась вчера, Лилит - не зло, но символ. Жизнь можно проживать сущностно, данную в полноте ощущений: звуки, запахи, свет, цвет; гладкость или шероховатость; горечь, сладость, кислота. И тогда она входит в тебя, не требуя дополнительных объяснений - просто живется и все. А можно объяснять: себе самому или кому-то другому. Неизбежно сталкиваясь с неумением выразить словом того что чувствуешь. И тогда приходится привлекать дополнительные символы и понятия, отдельно оговаривая их значения, с горечью констатируя, что между реальностью и объяснением все равно есть лакуна. Главное зло Лилит (которая и есть символ) в этом несоответствии, "мысль изреченная есть ложь". И никакого оттенка запретной сексуальности.

 "Осиная фабрика" - это роман, написанный под покровительством Лилит. Сложнейшая и изощренная система взаимодействий с миром. нацеленная на получение ответа Оракула, который после нужно интерпретировать и поступать в соответствии с его велением. И тогда может быть удастся без потерь пережить еще один день в этом странном и полном опасностей мире. Это ведь крайне непростая задача - защита контура, очерчивающего то, что тебе дорого, от вторжений извне, каждое из которых заканчивается катастрофой.

  Большой запредельный Мир всякий раз норовит оттяпать кусок от твоего и по большей части ему это удается. Мамаша, которую отнял у тебя в младенчестве, врывается ненадолго в вашу реальность снова, беременная неизвестно от кого. Итогом ее вторжения два искалеченных человека и один никому не нужный младенец. На голову больной кузен - засланный казачок Большого Мира,  поджигает кроликов на заднем дворе вашего дома. Итогом диверсии - пошатнувшееся душевное здоровье твоего старшего брата. А потом этот мир забирает Эрика совсем, высасывает изнутри, как муху паук и возвращает скомканный хитиновый панцирь. Все, что осталось от лучшего человека на свете.

  И что тут делать, если тебе всего шестнадцать и по документам ты как-бы не существуешь, да к тому же, кхм, инвалид (привет от Большого Мира и маминого возвращения). А отец не вполне адекватен (чтобы не сказать больше), а брат совершил побег из психушки и направляется домой, обозначая свой путь сожженными заживо собаками и что еще будет, когда доберется? Кто поможет, кто подскажет, как не Оракул?

  А знаете,мне нравится Фрэнк, несмотря на все головные тараканы. с которыми знакомит читателя (повествование от первого лица). И я ловила себя на мысли, что хотела бы такого друга, что в некоторых ситуациях поступила бы точно так же, с кроликом-гигантом, например. Ага, дружи-дружи, этот монстр троих грохнул с разной степенью изощренной жестокости, была бы четвертой. Ну нет, такого захождения шариков за ролики (или отсутствия обоих) мне не понять. Хотя, вот и еще подтверждение энергетики Лилит в крайней ее степени. Люди перестают быть людьми, превращаются в символы: кузен - немотивированной жестокости; Пол - изуродовавшего тебя пса; Эсмерельда - равновесия.

  Да и что есть герой рассказчик, как не выражение недовоплощенного в реальность символа. Желание соответствовать тому, чем не являешься, отрицание собственной сути не из злобы или гордыни, а в силу неточности описательного языка, которым снабдили. Тут и нарочитая асексуальность (настораживало, когда читала, что описания такой предельной степени откровенного физиологизма не содержат и намека на маструбацию). Тут и изгнание из мира ненужной женственностипревратившее Подательницу Жизни в Демона, если вернуться к первоначальному значению Лилит (а вновь открывшиеся в архетипе значения не отменяют прежних, но добавляются к ним).

  Это прекрасная книга, хотя не для нежных натур.


  
Tags: английская литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments