majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

"Человеческий фактор" Грэм Грин.




"Человеческий фактор" - многозначный термин, описывающий возможность принятия человеком ошибочных или алогичных решений в конкретных ситуациях.
Википедия.
Героя в переводном издании зовут Морис Кэсл, фонетически точно, хотя ни о чем не говорит. В оригинале Сastle ("замок") - средневековая твердыня, чуждая среди типовых коробок. Рыцарь в железных доспехах, за решеткой забрала не разглядеть лица: может потоптать  посевы и снасильничать селянку, а может биться до смерти за правое дело. Или как  "Замок" Кафки - вещь в себе; сколько не стой на подступах - внутрь не проберешься. Грэм Грин любит говорящие имена.
Вдруг оказывается  неожиданно своим (человеческий фактор - вещь прихотливая и непредсказуемая ). Как-то само собой получается, что каждая деталь, которую о нем узнаешь, подсвечена радостью абсолютного узнавания. Немолод, не слишком преуспел, внешность самая ординарная. Скромно живет с семьей за городом: ежедневно электричкой в Лондон и обратно, до станции на велосипеде. Излишеств не позволяет, но пару пакетиков M&M`s "Мальтизерса"  для сына купить не забудет. И еще он читает. Нет, представляете, грандиссонову "Клариссу", о которой в "Онегине" говорится.

  С трудом выдерживает ежемесячные семейные визиты к матери, не о чем им разговаривать. Не питает умильной нежности к псу, которого завел, заботясь о безопасности семьи. К слову, глупо-дружелюбный  боксер по кличке Буллер, если  что способен обеспечить хозяевам, то скорее проблемы с соседскими кошками да слюни в изобилии. И Кэсл пьет. Дома, одна только жена знает, как много. Виски J&B, потому что очень светлое и двойная порция выглядит в стакане хорошо разбавленной одинарной. "Очаровательный человек, - слышу скептический комментарий, - Плохой сын, не любит животных, тайный алкоголик". Да я ж не говорю, что святой. Говорю - живой.

  Любит жену, свою чернокожую Сару, которую вывез из ЮАР, спасая от апартеида, девушка была его связной.  И любит ее мальчика, Сэма, куда более темного, чем жена. А еще он все время подмечает детали: вещи должны быть на своих местах, события следовать раз и навсегда установленным порядком, малейшее отклонение - сигнал тревоги. И он смертельно устал все время бояться провала. Потому что, вы ведь догадались уже, Кэсл - двойной агент. Разведчик (кто за хороших, тот разведчик, как Штирлиц, это с детства усвоили, а кто за плохих - шпион).

  Для меня это третий роман Грэма Грина и первый, который дал понять, почему писатель номинировался на нобелевскую премию. Дело не в том, что пишет хорошо, это многие могут. И не в психологизме, которым пронизан круто завернутый шпионский сюжет. И не в особом тяготении его прозы к поэзии, все эти множественные обращения к Браунингу и Теннисону, Кольриджу и Вордсворту.  Речь о том, что он делает со своим героем и с читателем, как выворачивает наизнанку шаблонные представления о законах жанра; как умеет убедить тебя в чем-то вначале, чтобы к финалу камня на камне от этой убежденности не оставить.


  В политическом детективе второй  половины XX века как без противостояния спецслужб? Здесь: КГБ - МИ-5 и рука Москвы протягивается к туманному Альбиону, защищая, предоставляя убежище, спасая (кого удается спасти). Гуманизм неактуален, старомоден и не в чести в эпоху постпостмодернизма. Но нет такой прекрасной цели, которая оправдала бы любые средства. Или есть? Попробуй думать сам.


Tags: английская литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments