majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

Hija de la Fortuna. О женском самоопределении.


Читать по-испански Исабель Альенде - среднее между пыткой и наслаждением. Потому что следить за перипетиями сюжета и прозревать истинную суть героев на языке, которым владеешь не в совершенстве, трудно и первое желание - отвлечься на что-нибудь срочное (второе и третье тоже). Тогда говоришь себе: вот прочтешь пять страниц и можешь пропылесосить (помыть плиту - как вариант). Верите, никогда домашняя работа не выполняется с таким энтузиазмом.

  Наслаждение - когда слова начинают складываться в предложения и слышишь голос рассказчицы, а иногда перед твоими глазами мгновенным высверком картинка со звуком, запахом, тактильностью. Редко, но такое и во время чтения по-русски нечасто балует нас. И снова с островка terra firma ступаешь в зыби и хляби богатого образного языка любимой писательницы. Кого любишь, того просто любишь. Просто потому что. Хотя не раз пыталась определить и сформулировать, что в ней так хорошо для меня. Рассыпав славословия по многим своим текстам.

  О феминизме, кажется, не говорила до сих пор. Альенде феминистка, того, наиболее симпатичного и заслуживающего уважения толка, который не пытается любым путем взять у мира мужчин реванш за тысячелетия женских обид и не доходит до крайностей, вроде нечетко сформулированного, но явного желания видеть противоположный пол на поводке и с цапой в носу, делающим троекратное "ку".

Другой: разумный и умеренный взгляд на вещи. Ты женщина и изменить своей биологической сути не властна, даже если бы захотела. Но в твоих силах выстраивать свою жизнь таким образом, чтобы при виде тебя у мужчин возникали мысли не о трех немецких "К" и даже не о той единственной, что в русском и испанском совпадают: койка/cama. Да трудно, много труднее, чем поддаться социально навязанной роли (а социум еще как склонен навязывать). Но оно того стоит. Наградой - возможность выстраивать с мужчиной отношения равноправного партнерства, основанные на взаимном уважении.

  А еще ты мать. И если кто в силах воспитать будущее поколение мужчин, не склонным использовать и унижать женщину, а будущее поколение женщин независимым и уважающим себя, так это миллиарды таких, как ты, сегодня. Но я увлеклась, в таком много от утопии и "жаль только, жить в эту пору прекрасную..." Однако, если кто служит делу феминизма неизменно и неуклонно на протяжении всей жизни (начиная с работы в газете и на ТВ в допиночетовы времена), то это она.

  Ее книги не исключение. Героиня - это всегда женщина, берущая на себя ответственность за собственную жизнь. Противопоставляющая жесткому ригидному диктату мира, ориентированного на мужчин, лунную женскую гибкость и текучесть, и способность заполнять собой предлагаемый объем, не теряя при этом себя: твоя суть - стержень, сломай его и не будет тебя, информация обо мне записана в каждой из миллиона молекул, составляющих меня. Уничтожь все, останется одна и я восстановлюсь.

  Но это только на словах так легко и красиво. На деле смять и отбросить нежную нашу сестру жестокому миру, что семечку расщелкнуть. А желающей выживать в нем, приходится отращивать стальные когти и алмазной твердости броню. В "Дочери Фортуны" три ярких образа, представляющие модели женского самоопределения на разных этажах социального здания, применительно к реалиям середины XIX века в Латинской и Северной Америке.

  Итак, номер раз - Паулина Родригес де Санта-Крус., родовитая аристократка из конкистадоров первой волны. Отец презрительно отнесся к претенденту на ее руку из нуворишей, разбогатевших на добыче серебра, а дочь, чтоб неповадно было смотреть, куда не след, упек в монастырь, предварительно обрив наголо - косы пожертвовал на парики статуям святых. "Ну, чего уставился, волосы не зубы - отрастут" - такими словами встретила Паулина возлюбленного, пришедшего вызволить ее и обескураженного видом милого лица под бритым черепом уголовника.

  Она бежит из монастыря, прихватив в заложники серебряные монастырские подсвечники - за такое и убить могут оскорбленные в собственнических чувствах мужчины семьи, а так, будет, чем поторговаться в случае поимки прежде, чем заключится брак и ответственность за женщину перейдет к мужу. И все проходит лучше некуда. У юной аристократки оказывается дивное чутье на прибыльные сделки, а деловая хватка покруче смертельных объятий североамериканского гризли.

  Фрахт кораблей для перевозки старателей, а после чилийских продуктов, для продажи в терзаемой товарным дефицитом, Калифорнии втридорога, и сохраняемых, посредством запасов льда, с антарктических чилийских ледников (что к тому же, решение проблемы пресной воды для путешественников - просто, как все гениальное, но никто прежде не додумался) - ее идеи. С блеском воплощенные, благодаря деньгам и партнерству мужа.

 Кроме фруктов и мяса, в трюмах кораблей Паулины книги. Нет, не разумное, доброе, вечное. Ошиблись вы, если так подумали. Порнографические издания для, лишенных женской ласки, старателей. С картинками для малограмотных. И это, естественным образом, приводит нас к номеру два. Потому что авторство сих писаний в стиле незабвенного маркиза принадлежит некоей загадочной леди. Читатель романа знает ее под именем Рози Соммерс - незамужняя англичанка, сестра чопорного управляющего британской импортно-экспортной компанией в Чили и удалого капитана одного из кораблей Паулины, ее правой руки.

  Кто бы мог подумать, что под маской овцы таилась... ночная бабочка. Впрочем, бурю страстей мисс Рози преберегала для излития на бумаге. Что явилось неплохим и стабильным источником независимого дохода, а осуществимым (предложить лондонским издателям, продать, подписать контракт, издать, перевезти готовые книги в Новый Свет) благодаря партнерству любимого брата, бесшабашного капитана. На деньги от , хм, литературы, Рози не только позволяет себе некоторые излишества и предметы роскоши, она еще и готовит приданное для взятой на воспитание сиротки Элизы.

  И перед нами номер три - Элиза Соммерс, вуаля, господа. Воспитанная  змансипированной опекуншей в куда большей независимости, чем это принято было в патриархальном Чили, и будучи натурой страстной, сиротка Элиза отправляется на поиски своей большой любви в ту самую Калифорнию, которая и есть двигатель сюжета. У нее нет денег и гонора первой, нет респектабельности и братней поддержки второй. Есть то, чему научила Рози - умение свободно говорить, читать и писать на трех языках, играть на фортепьяно и кулинарный талант, вкупе с навыками, усвоенные самолично на кухне Соммерсов.

  Любовь отшибает мозги, но не напрочь. Девушка понимает, что в стране одиноких мужчин, небогатой девице один путь - в наложницы, а после в бордель. И она менят шкурку - переодевается мальчиком. Не тем очаровательным юношей - мечтой стареющих гомосексуалистов, каким изобюражается Себастьян из шекспировской "Двенадцатой ночи", а замызганным нелепым обгрызком, при взгляде на которого ни у кого в штанах не шевельнется. Легко ли? Наверно нет, но когда хочешь выжить и сохранить себя в целости, не на такое пойдешь.

  И под именем Элиаса Андьетты (фамилия потерянного возлюбленного, а девушка представляется его братом), бренчит на расстроенном пианино и кашеварит в передвижном борделе. Три этажа, три уровня потенциальных возможностей: для тех, у кого есть все, для тех, кто имеет кое-что и для тех, у кого ничего. Соответственно, три градации уровня жизни, которую может себе позволить выбравшая путь независимости женщина. Космически различающиеся.

  Общее одно. Ни одна из трех не променяет свободу на уют золотой клетки.
Tags: Исабель Альенде, феминизм
Subscribe

  • Литературный троллейбус.

    Я видела этот троллейбус на городских улицах с прошлой весны и все хотела рассмотреть подробно, да не получалось. На одном только перекрестке по…

  • О навигаторе, Сызрани и "Вахтерах".

    Почему вещи ломаются? Поди разбери. А почему в определенное время ломается все подряд? Да какая разница, просто потому что нужно взять и…

  • О семейном.

    В наших жилах кровь, а не водица. Маяковский. - Мам, можешь сказать, как твою бабушку и дедушку звали? У нас задание - построить родословное…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments