majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Где я была" Петрушевская.



  Не читаю Петрушевскую по этой самой причине. Я была ребенком, когда услышала "Красную Пашечку" и фамилии писательницы, ставшей объектом ивановской пародии, не запомнила. Но когда выросла, когда поняла,что кроме писателей мужеска пола есть в современной русской литературе и женщины. И женщины, которые пишут хорошо, а в чем-то их произведения интереснее мне, чем творчество писателей мужчин. Уж точно ближе (не по гендерному ли признаку?), стала читать все подряд. Токаревой началось, Платова самая большая любовь; Улицкая - восторженное благоговение; Рубина - благодарная нежность. Петрушевскую не смогла.

До физического отторжения. Полная идиосинкразия. Почему они такие неловкие, нелепые, неуклюжие, ее персонажи? Зачем они в убожестве своего существования и неумения комфортно разместиться в мире, еще усугубляют диссонанс всеми возможными способами? Все и всегда можно исправить (все, кроме смерти и некоторых, совсем уж фатальных, болезней). Но есть такие ситуации, а есть  - те, где нездоровье холят, лелеют, возводят на пьедестал. Как у папы Романа из "Вам и не снилось" Щербаковой: "он даже успокоился, поняв, что болезнь переросла его и полностью подчинила".

  Знаю, что есть люди, которые вывешивают на своем знамени: "Я болен" и пафос жизни в преодолении болезни заменяет им большую часть радостей социализации и самореалезации, служа оправданием всему, что не сложилось-не случилось в жизни. Мне такие не интересны. Как читателю. И четко наложилось то давнее впечатление от пародии Иванова, то есть, до сегодняшнего утра пребывала в уверенности - посвещено творчеству Людмилы Петрушевской.

  Этот рассказ, потому что короткий. И потому что в сборнике. где каждый рассказ завязан на определенном сказочном архетипе, а что может быть занятнее, чем распутывать головоломки, закрученные автором, вытягивая хвосты и хвостики сказок из обыдености. Женщина "за сорок", дочери пятнадцать, муж чуть сташе или ровесник героини. Существование, замкнутое в убогом кольце нелюбимой работы и забот о семье. в которой никто не ценит, в которой каждый сам по себе. Еще перманентного нездоровья. и неизбывной обиды на Жизнь. Все о Юле.

  "Когда тебе плохо, найди того, кому хуже и помоги" - гласит народная мудрость. А есть-есть такой человек в ее жизни. Был. В прежние годы снимали летом дачу у этой женщины. Дочь у нее совершенная оторва, выжила мать из городской квартиры, да еще и внучку на воспитание подбросила. Поеду, облагодетельствую Настиными обносками - думает героиня, прежде безуспешно попытавшись дозвониться до городских подруг, сплошь больных (см. "Красную Пашечку")

  А дальше начинается литература. И магический реализм образца родных осин - в лучшем из возможных смыслов. Инфернальный ужас, заставляющий рудиментарные волоски вдоль позвоночника ощетиниваться. Ничего страшного не происходит, но дыхание потустороннего нарастает: сквознячок-ветер-вихрь. Уносит с собой персонажей, ожигает наждачной шершавостью читателя. Она хороший писатель. Не мой, но хороший. Но не мой.
  
Tags: русская литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments