majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Мосты округа Мэдисон" Роберт Джеймс Уоллер.

  Я не знаю, как получается, что по всему более глубокий, умный и сильный литературный источник проигрывает экранизации. Такое вообще большая редкость, когда кино оказывается лучше книги. Хрестоматийный пример - "Форрест Гамп", гениальный фильм по посредственному роману. Бывает еще, что книга хороша, но вот не зацепила она тебя, с кинговой "Зеленой милей" так было. А кино потрясающее. Или даже совсем крамольную вещь скажу. Есть "Ромео и Джульетта" - шедевр на все времена, но читая, десятую долю тех ощущений не испытываешь, что с фильмом Дзефирелли. Или "Анна Каренина", до появления джорайтовского кино это было для меня тяжелой больной историей разрушения и саморазрушения, в которой любовь и не ночевала. После - никого, кроме Киры Найтли с ее безумным очарованием (очаровательным безумием?) и представить в этом образе не могу.

  Однако вернемся к мостам, Франческе Джонсон и Роберту Кинкейду.  Книга о любви. Может быть даже в большей степени о ней, чем фильм. Такое невыносимое взаимное притяжение. И такая полнота раскрытия в тандеме. И такое ни с чем, прежде испытанным каждым из героев, не сравнимое счастье. И полное совпадение: телесное, интеллектуальное, эмоциональное. А после расставания верность, хранимая друг другу лесятилетия. Жизнь с мыслью друг о друге, смерть с нею же.

Но книга о большем, чем только любовь. О том, как вылупляется на птичьем дворе Гадкий Утенок, которому по всему судьба стать Прекрасным Лебедем, да вот что-то все время не складывается с лебединой стаей - ресурса не хватает. И становится он селезнем одиночкой. Там есть  рассказ о канадском диком гусе, подругу которого подстрелил охотник "(ты, наверно, знаешь, что эти птицы спариваются на всю жизнь?) Бедняга несколько дней кружил над тем местом, улетал, потом возвращался снова. В последний раз, когда я его видел, он одиноко плавал среди стеблей дикого риса". Герой в куда большей степени такой дикий гусь, чем сам себе представлялся, рассказывая о птице в прощальном письме к любимой женщине.

  Он бродяга и вольный художник, сам себя называет Последним Ковбоем.и тупиковой ветвью эволюции, а Франческе представляется почти мифическим существом. Пришельцем из иной вселенной, где живут люди-леопарды. Оторвался от корней сразу  после школы и службы в армии, дома побывал,чтобы похоронить родителей и, продав нажитое ими за жизнь, купить комплект качественного оборудования для съемок. Ну да, он в чем-то одержим. У него ничего в этой жизни, кроме камер и грузовичка по имени Гарри.

  Нет, они не умерли бы с голоду. Но необходимость обзаводиться домом и обустраивать быт превратила бы его из вольного мустанга в тягловую конягу; из свободного художника в человека, вынужденного делать продаваемое. Какая часть его самости была бы утрачена в процессе? Как скоро он начал бы винить в этом любимую женщину?

  А у нее Ричард и дети. Как ударило бы по ним ее предательство? Как смогла бы жить с этим дальше? И она ведь должна была бы уйти с пустыми руками, вы ведь понимаете? Она, умелая в обращении с большим хозяйством, ощущающая себя кое-что нажившей уже в этом мире. Стать нищей бродяжкой на пятом десятке - не самая радужная перспектива. И как скоро начала бы винить в собственных угрызениях, помноженных на изменившийся к худшему статус, любимого мужчину?

  Не было у них в предлагаемых обстоятельствах оптимального выхода, потому так трагично все. А фильм получился лучше прекрасной книги может еще и потому, что следовал главной линии - любовной. Оставив за кадром финансовые вопросы и сложности творческой самоидинтификации. Это лишнее в кино. Но в жизни то, что есть базис. Основа. А базис игнорировать не получается, даже у самых махровых идеалистов.
Tags: американская литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments