majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Об Эзре Паунде.


Raineth drop and staineth slop
And how the wind doth ram.
Skiddet bus and sloppet us,
Damn you sing goddam.
Ezra Pound.

О дождь, о туман, о снежный буран,
O ветра студеный вой.
Автобус промчал и брызги подъял,
Накрыв меня c головой.
Эзра Паунд.
На самом деле, последняя строчка у Эзры Паунда звучит, как  "An aque half my ham", вольное переложение которой возможно, как "И воды... в общем, вам по пояс будет". А по какому праву вы, женщина, позволяете себе вольно перелагать классиков мировой поэзии? Положим, прав у меня не больше и не меньше, чем у любого живущего. А причин достаточно. Стихотворение пародирует рождественские гимны и некоторая вольность в ассоциациях уместна. Имажизм предполагает в читателе потенциального сотворца. И я люблю поэзию. В том смысле, что принадлежу к небольшому в процентном соотношении числу людей, умеющих находить в ней радость.
Мы сидим в ресторане "Маяковский", на деле от поэта в нем, кроме названия только еще тематические салфетки с литературным анекдотом о выступлении В.В. в политехническом институте: "Среди русских я чувствую себя русским, среди грузин грузином... "А среди дураков?" - реплика из зала. "А среди дураков я впервые". В остальном - ресторан грузинской кухни: вкусно; недешево, но и не запредельно дорого; джаз перемежается этническими песнопениями; по стенам картины примитивистов.

  - "Я достаю из широких штанин" да: "Крошка сын к отцу пришел". - говорит мой спутник. Вот и все, чем Маяковский пошел в народ.
- "Если звезды зажигают, значит это кому-то нужно" - отвечаю.
- А, ну да, еще это.
- Я тебе час могу наизусть Маяковского читать.
- Таких, как ты одна на тысячу, я имею в виду в массы. Никогда не задумывалась, как мало поэзия проникает в жизнь?

  Задумывалась, всякий раз поражаясь как при такой малой востребованности сочинений у народонаселения (не сравнишь с остросюжетными триллерами, любовными романами или криминальной журналистикой по количеству потенциальных потребителей) поэты исхитряются быть в такой степени властителями дум. Или скорее так: оказывать существенное влияние на жизнь. И не находя сколько-нибудь внятных объяснений на рациональном уровне. Зато на иррациональном - пожалуйста. Например такое: поэзия - язык Творца и музыка стиха проникает в человеческое естество напрямую, не озабочиваясь пониманием и даже просто знакомством.

  Ты можешь никогда не слышать сочинений поэта, достаточно мнения, высказанного кем-то, для тебя авторитетным, что стихи его хороши, чтобы в твоей личной табели о рангах он занял ступень поэтического Олимпа. Одновременно с обретением статуса священной коровы и получением иммунитета от посягательств. Ну, это уж какая-то метафизика, право слово! Ну так что же, что метафизика? Я никому не обещала, что гармонию буду поверять исключительно алгеброй.


  Эзра Паунд в частности и имажизм, как поэтическое течение вообще лежат за пределами того, что могу воспринимать, как свое. Слишком много в том и другом "от ума" - надуманного, неестественного, исчисленного. Ниспровержения основ не из желания противопоставить сильное и яркое свое, но исключительно по причине "Я за любой кипеж, кроме голодовки".

  И мне не импонируют профашистские настроения классика мировой литературы. Это его политический выбор, понимаю. А все же, воля ваша, нехорошо. И психушка, которой спасался от заключения, не кажется заслуживающей уважения деталью. Но когда я читаю такое:
In a Station of the Metro.

The appirition of these faces in the crowd
Petals on a wat black bough.

На станции метро.

Эти лица вдруг возникают в толпе,
Как лепестки на мокрой черной ветке.

Тогда я думаю, что это мой поэт.
Tags: американская литература, поэзия
Subscribe

  • "Отдаленные последствия" Александра Маринина

    Запросы на свободу, запросы на стабильность, запросы на справедливость Есть люди, которые хотят тихо горевать. Есть те, кто стремится активно…

  • "Карта родины" Петр Вайль

    Последний поезд на небо И травинка, и лесок, В поле каждый колосок. Травка, небо голубое, Это все мое, родное. Это родина моя. Всех люблю на…

  • "Кожа" Евгения Некрасова

    Ах ты, кожа моя, кожа мои пра-пра-прародители были рабами, я из кожи вон лезу, чтобы от них отличаться, хожу в офис на работу, ...она -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments