majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Космогония Дэвида Митчелла.

  Как удалось Дэвиду Митчеллу, будучи автором шести объемных и вызвавших резонанс романов, не обзавестись персональным ярлыком, раз навсегда помещающим в ту или иную нишу - Бог весть. Однако удалось, единственному из четверки авторов, чье творчество рассматриваю в этом контексте. Как  создателя миров и человека, занявшего в личной табели о рангах место одного из ныне здравствующих литературных гениев. То есть, это как раз понятно, Митчелл разный, я теперь читаю четвертую для себя его книгу и если повторяется ощущение, испытанное четыре года тому от "Облачного атласа", причиной ни в малейшей степени не сходство сюжета или изобразительных средств. Только и исключительно читательский восторг мастерством сторителлера.

Фи-фи, мало, что англицизм впихнула, так еще транслитом. Это сознательно, адекватного русского эквивалента не подберешь: "рассказчик", "выдумщик" - все не то, все бедно. И какой смысл городить огород сложносочиненных предложений, расшифровывающих именно это ключевое писательское умение - рассказать простую историю так, чтобы у слушателя перехватило дух от изящной красоты сюжетного поворота, одновременно с радостью абсолютного узнавания: да-да, именно так всегда в жизни и бывает. Влечешься ни шатко-ни валко  по бедной событиями затененной местности и вдруг: "Когда Адам встретил Еву" - сразу несколько нитей сплетаются в канат, перетягиваются узлом или вывязывают дивной красоты кружево, как уж повезет. Митчелл мастер плетения кружева. Новеллист.

  Тяготеет к реализму, то есть, в чистом виде теперь не встретишь, сегодня магический реализм, не столько данью моде, сколько признанием одновременной сложности и простоты мироустройства, тонкой прочности связей, пронизывающих все в мире. Космогония Дэвида Митчелла на этом строится. Что, скажете, за фундамент? Нити, да скользящие узлы, разве ж на таком что построишь? Ну, я совершенно точно знаю, кое о чем, невероятно прочном и надежном, несмотря на внешнюю ажурность. Мосты. Как, рижский вантовый через Даугаву: опор и не видно, все как-будто в облаках и само себя несет, поддерживая в парящем над землей состоянии.

  Занятно, творчество писателя словно бы неочевидно тяготеет к модели его мироздания: Кинг башней возвышается в поле современной словесности (году эдак в 86-м в интервью Василия Аксенова довелось прочесть: "Сегодня написать не хуже Джойса ничего не значит, мир оценит вас, если сумеете не хуже Стивена Кинга", да, треть века назад); у Пратчетта алмазной прочности и алмазной же остроты диск; Лазарчук - весь гроздья стратостатов; книги Митчелла - мосты. Между людьми, между событиями, между культурами, временами и нравами.

  С той главной особенностью, которая создает из человека мастера рассказывать истории - умением свести две-три-больше линий в микронно верно угаданный момент с лазерной точностью воедино, порождая в благодарном читателе пароксизм восторга, трепет с подскуливанием: "Ну вот они и встретились! Ой, что сейчас будет!!!"

  Мосты - на то и мосты, чтобы не соединять тех, кому дали возможность встретиться, намертво, но оставлять за ними выбор, свободу движения: пройдешь по мосту навстречу своему человеку и замрешь в его объятиях; обменяешься кивком или взглядом и каждый продолжит движение в собственном направлении; постоишь рядом, попросишь кого-нибудь сфотографировать тебя на фоне моста, а потом вернешься восвояси. Выбор за тобой. Когда Адам встречает Еву события тоже не всякий раз принимают эпохальную окраску.

  Немного об особенностях. Последний роман The Bone Clocks "Простые смертные" -в русском переводе обвиняют в том, что фэнтезийная линия чересчур очевидно тяготеет к космогонии Кинга (да-да, я о "низких людях в желтых плащах"). Что ж, есть такое. И есть понятие Подлинной Души, находящей убежище внутри человеческого тела, не вытесняя носителя, но подселяясь - как у Лазарчука. Там тот еще момент, что далеко не всякий в этом качестве пригоден. И есть лунно-серый кот, помавающий хвостом со страниц как минимум двух романов писателя, наводя на воспоминания о мелких богах Пратчетта. Что с того? Все со всем связано и кому дать возможность встретиться, как не Мосту.
 
Tags: американская литература, английская литература, русская литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments