majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

Сон об Анне.

  Сильное впечатление от сна. Записываю даже не для того, чтобы после осмыслить и чего-то такое извлечь. Тут извлекать не нужно, все на поверхности. Чтобы не потерять в суматохе дней острое, до болезненности желание жить, которое ощутила с ним. Я - Анна Каренина и просыпаюсь ночью того дня, когда в романе все для нее закончилось. Мне-ей удалось отшатнуться в последний момент от раскаленной громады, которая должна была убить. Знаю. наяву такое было бы невозможным, там как-то связано с потоком воздуха, в котором несется махина паровоза и вагонов. С другой стороны, перед прибытием он ведь замедляется, ну и во сне другая логика, чуть смещенные векторы.

Скандала избежать не удалось. Шутка ли, барыню едва паровозом не зарезало. Крики, гвалт. суета. Объясняю, что закружилась голова и потеряла на миг сознание. "Бог спас" - со значением говорит баба неопределенного возраста и внешности, даже платок на ней невнятно серый. Околотошный шикает на собравшуюся толпу, разойдитесь, мол. Мне: "Вам необходимо проследовать со мной для оформления протокола". Глазеющие расходиться не торопятся, продолжение представления - кто откажется. Но тут на перроне появляется лощеный господин с такими непотребно-эрастовыми усиками, щеголеватый и франтоватый: "Анна Аркадьевна, какое несчастье, едемте, я отвезу вас к доктору".

  Полицейскому: "Вот что, милейший, я адвокат и в первую голову должен убедиться, что здоровью моей подопечной не нанесен вред. А протоколы - это все позже. Возьмите мою визитку". Мне любезный господин незнаком, но это ничего не значит, Алексея Александровича и меня, его жену, знают многие. Почтительно берет под локоть: "Леруа, Николай Федорович, адвокатская практика". Выходим на площадь, извозчик лихо подает пару орловских рысаков дымчато-серой масти. "Адрес, назовите адрес". И вместо того, по которому живу с Алексеем, называю дом моей старой няни, она давно ушла на покой, я всегда помогала ей за себя и за безалаберного Стиву.

  Матреша (это всего лишь сон, я не знаю. как звали няню Анны в романе и упоминается ли она там вообще) качает головой, отправляет спасителя восвояси, обнимает меня, после усаживает к столу, суетится с чаем. До того, как замороженная, начинаю рыдать. Горько, со всхлипами и привизгиваниями, соплями, слезами и слюнями. "Поплачь, касатушка, поплачь". Вечером приносит стакан молока с медом, смешная, я без лауданума не засыпаю в последнее время. Но действует старое средство, проваливаюсь в сон. А среди ночи просыпаюсь и до момента осознания себя в "здесь и сейчас", испытываю огромное счастье - ЖИВА!

  Дальше не знаю, что будет, такой клубок запутанных проблем вокруг своей жизни навертела. Но сейчас - счастье, радость, благодарность. Такие, что почти взлетаешь. Все.
Tags: сны
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments