majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Дети райка" Жак Превер.

 Кинематограф более других искусств подвержен влиянию моды. Музыка, живопись, скульптура вне времени. Нет, отличить барокко от романтизма и дилетанту под силу, а кубизм не спутаешь с реализмом, как джаз или рок с классикой. Но преимуществом всех этих видов творчества - четкая локализация внутри целевых групп. Как и литературы: маловероятно, что дилетант пойдет на джазовый концерт или выставку современного искусства. А оказавшись случайно среди зрителей-слушателей-читателей, остережется выносить вердикты, чтобы не выглядеть невеждой. Искусство оперирует знаковыми системами, без знакомства с которыми потребление невозможно или крайне затруднено.

Кино на порядок доступнее: что там думать - прыгать надо! Вот видишь, такие же люди, как мы с тобой. О двух руках, двух ногах и одной голове. Вот бегут, вот стреляют или целуются... Слабость - оборотная сторона любой силы, фильмы устаревают с катастрофической скоростью: гляди, какие нелепые моды; спецэффекты конечно - я молчу; нашел, но перевод двухголосый, а я дубляжом избалован; черно-белый, вы смеетесь?

  С "Детьми райка" мне повезло. Прежде фильма, увиденного несколькими годами позже, прочла сценарий Жака Превера. Я, в невежестве, опасалась "про войну", покупая книгу. Райка - рейха, кто ж его знает, может это и так транскрибируется? А оказалось про театр. И про любовь. И про предательство. И про дружбу. И про невозможность для двух родственных душ быть вместе: не подлая бедность, так моральные обязательства перед другими людьми не позволят.

  "Раек" - устаревшее название театральной галерки, парадиз - во французском театре. "Les Enfants du Paradis". Преверу скучны банальные  треугольники, он заключает своих героев в четырех-, пяти-, шестиугольные конструкции. Уровень сложности отношений между персонажами, количество нюансов много выше, чем в привычном нам современном кинематографе.

  Они взаимодействуют по типу:

Друг милый, я люблю тебя,
А ты его. А он другую.
А та, платочек теребя,
Меня, а я и в ус не дую.
Четверо мужчин, талантливых и ярких и одна женщина. Любит она только одного из них (что естественно). Но принимает ухаживания и другого (потому что это тоже естественно для женщины, осознающей себя желанной); рассталась с третьим, а останется в итоге с четвертым (ну совсем-совсем в итоге иначе, не скажу, как). И есть еще женщина. Не менее привлекательная, но отчего-то нежеланная, которая любит того же первого, какого и властительница дум.

  Недостаток сценариев вообще - их краткость, тяготение к синопсису. Вся история заняла у Превера страниц восемьдесят, вы понимаете, что такой уровень психологической сложности передать подобными средствами и объемом нереально, только сюжетную канву и диалоги. Но представление об истории, воплощенной в фильме, который критики причислили к тройке лучших в истории мирового кинематографа - представление получаешь. А дальше работа твоего воображения и собственно просмотр.

  В советское время пришлось года полтора ждать, чтобы увидеть. И, влюбленная в Горанс, жутко разочаровалась в Арлетти поначалу. А к финалу не мыслила уже кого-то другого в этой роли. Она потрясающе хороша. А вспомнилась сегодня, потому что другой фильм Марселя Карне по сценарию Превера с Арлетти в главной роли посмотрела, "День начинается". Но там еще воплощение сдержанной мужественности Жан Габен. Об этом как-нибудь потом, фирменный преверовский многоугольник в наличии. И вспомнила "Детей райка"

  Ах да, герои фильма - реальные исторические личности, сыгравшие большую роль в становлении французского театрального искусства. Не столь зависящего от моды, как кинематограф.
Tags: культовое кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments