majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Зиганшин Бугги" Андрей Геласимов.

  Если бы не дурацкое Чаттануга Чу-чу, с которым проснулась сегодня, не вспомнила бы телеспектакль из своего детства с Филозовым и Виторганом, "Взрослая дочь молодого человека": "- Это жизнь, Бэмс!  - Не-ет". Мне повезло и не повезло с этим спектаклем. Первое - потому что все-таки случилось увидеть и отчасти понять его. Мало было шансов: в 79-м, когда вышел на экран, я еще девчонка, но краем глаза увиденный, так и отложился в восприятии взрослой занудной тягомотиной (Виторган - мужик красивый, хоть и старый, но Филозов, фу, противный). После, попав на него, переключала, а посмотреть случилось дюжину лет спустя, когда сидела в послеродовом отпуске с сыном и смотрела по телеку все подряд. Женщины с детьми до года - самые активные телезрители, дефицит общения и впечатлений компенсируют телесуррогатом. То есть, в доинтернетовы времена так было.

Не повезло с тем, что совсем мало помню оттуда, помянутое "это жизнь", да "Негритянка спрашивает у негритят: Скажите мне, ребята, когда проходит поезд на Чаттанугу?". Вроде еще какой-то изначальный конфликт между героями на тему: "Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст", в результате которого блестящий стиляга Бэмс был отчислен из института и жизнь его сделала сокрушительный крен в смысле социализации, карьеры и перспектив. А серый, ничем не примечательный комсомольский функционер Ивченко нынче успешно интегрирован в систему, пользуется всеми возможными ее благами, катается по заграницам и выглядит на все сто (чувствует себя тоже). Помню, удивилась запоздало, что такая идеологически невыдержанная пьеса  имела место быть задолго до перестройки, в самый застойный застой. Что до конфликта отцов и детей - совсем не помню.

  С утра, имея все еще крутящейся в голове Чаттанугу, полезла в интернеты, наткнулась на рассказ Геласимова (о котором много хорошего слышала, а читать до сих пор не довелось) и решила, что время спознаться с писателем поближе. А-га, режиссерский факультет ГИТИСа писатель окончил в Мастерской Анатолия Васильева, того режиссера, который поставил спектакль по "Взрослой дочери" Виктора Славкина. То есть, преемственность и корни можно отследить. Кто как, а я такие вещи уважаю, значит благодарная признательность педагогу нашла отражение в творчестве. Ну и все-таки, какой он, Андрей Геласимов?

  Интересный. Стилистически мне не хватает у него набоковской избыточности, до которой большая охотница, сдержанный хемингуэев стиль - не совсем мое. А тут он, ведь правда? И не говорите пожалуйста, что по одному рассказу нельзя судить о писателе. То есть - судить нельзя, но представление составить вполне себе можно. Составила. Не мой. Сейчас, как бы сформулировать четче - не вижу позиции автора и героя, она должна присутствовать даже за внешней отстраненностью. Как... Да вот хоть как у Фолкнера в "Особняке": берет неудачник-белая рвань ружье, чтобы пристрелить богатого соседа из ложно понимаемого чувства социальной справедливости и писатель никак не комментирует происходящего, но ты знаешь-чувствуешь его отношение.

  Или у Лазарчука в "Опоздавших к лету", там тоже нарочито отстраненный хемов стиль, отсутствие оценочных суждений, но на чьей стороне автор понимаешь без них. Только читать Геласимова все равно стану. Потому что хорошую литературу умею узнавать с одного рассказа, это хорошая.
Tags: русская литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments