majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Tamsin" Beagle Peter.

  Как-то все получается, что затеваешь сказать о книге, а говоришь о себе. Или наоборот: принимаешься о своем, а рассказываешь о мыслях и чувствах, обстоятельствах и отношениях героев книги. Одной, двух, трех. Что не есть результат неорганизованности мышления, просто некоторые вещи легче понимать, осмысливать и выражать не от первого лица. Книги дают такую возможность. Вот вчера, начала говорить о "Тамсин" Питера Бигля, а вышел панегирик писателю. Что неплохо - он заслуживает благодарности, но о романе так и не сказала. Исправляю.

  Ей тринадцать, зовут Дженни Глюкштейн и живет она на восемьдесят третьей авеню (или стрит) в Нью-Йорке. Мама преподает музыку, папа оперный певец: не из первой обоймы и даже не из второй, но очень неплох. Только родители давно в разводе - бывает. На мамином горизонте появляется человек, с которым она хочет создать семью - тоже случается, тем более, когда хороша собой и молода, как Салли. Одна проблема - Эван англичанин. А значит, нужно переезжать в Британию. Ну и представьте теперь на минуту себя в этой ситуации. Представили?

Ты уже не ребенок, но еще не взрослый; с болезненной остротой чувствуешь острые углы этого мира; "Мисс Популярность" - не твое второе имя, двое друзей есть, их вполне хватает. Да и пусть ее едет куда хочет, я останусь здесь, вот хотя бы с папой. Папа любит дочурку, но это совершенно невозможно, знаешь ли, давай лучше поедим в китайском ресторане. А потом мы с Сюзанной завезем тебя домой (у папы своя Сюзанна, а вы как думали). И приходится смириться с идеей перезда. Ой, как не сразу. Забавная аберрация, результат чтения на английском  - та часть книги, в которой предотъездные страдания, читалась по главке в день, потому субъективно воспринимается, как долгая, хотя об этом едва одна пятая от общего объема.

  После, когда события понесутся вскачь и не будешь иметь сил оторваться от чтения, одолевая (несмотря на несовершенства своего английского) по три-четыре главы ежедневно, время спрессуется и сконцентрируется. Хотя, может быть, это закономерный эффект перехода от состояния объекта к состоянию субъекта. Поясню - тягучее безвременье, когда не ты действуешь, а тобой действуют. Так или иначе, в войне против переезда один бастион не сдан. Мистер Кот - сиамец Дженни, без которого она не поедет ни-за-что! Сложная и долгая процедура подготовки выездных документов на него (а вы как думали?) и новый сюрприз - по британским законам животные-эмигранты должны провести четыре месяца в карантине.

  А жить ты будешь не в Лондоне, нет. Старая ферма в Дорсете, на которой Эван, биолог по образованию, должен вылечить почти убитую варварским подстегиванием нитратами землю. Одновременно работа ученого и тягчайший фермерский труд - на земле, оно ой, как тяжело, а техника всего не решает. И еще - у отчима двое десятилетних сыновей. Близнецы, но не двойняшки. Не похожи друг на друга. А еще, фермерский дом - почти старинный замок, ему триста лет и нет водопровода, нет электричества, но кажется, есть свой призрак. Ну или Барабашка. Или то и другое и еще кое-что.

  Блага цивилизации проведены (несмотря на мелкие пакости, чинимые рабочим на всем протяжении неведомыми обитателями Манора), отношения с новыми родными потихоньку налаживаются; непростая интеграция в английскую школу, так отличную от нью-йоркской, продвигается; Мистер Кот воссоединяется с хозяйкой после карантина. И вот тут начинается интересное. То, что заставило прочитывать втрое или вчетверо больше, чем изначально намечалось. Что подарило много новых знаний об истории и фольклоре Англии, но не это главное.

  Главное - история дружбы одного человеческа с другим. Неважно, что уж триста лет, как умершим. Звучит диковато, понимаю. Но на то Питер Бигль и великий рассказчик, что история хороша необычайно и не звенит раздраженно встроенный детектор фальши, который у всякого хорошего читателя. Ни разу на протяжение чтения. И на то он Питер Бигль, что все непросто, неоднозначно в этой книге. И ревность с предательством - оборотные уродливые стороны любви и дружбы. А желание обладать, подчинить себе любой ценой часто сильнее любви. И расплачиваться за грехи одних порой приходится другим. Но мир в целом устроен правильно и справедливо и движется в верном направлении. Что и требовалось доказать.  
Tags: английская литература
Subscribe

  • "Язык как инстинкт" Стивен Пинкер

    Ваш великий и могучий Структуральнейший лингвист Во все времена во всех человеческих сообществах язык изменялся, хотя разные части языка…

  • Beautiful World, Where Are You by Sally Rooney

    Где все мы будем счастливы когда-нибудь Dublin is, and I mean literally and topographically, flat. Дублин, я имею в виду: буквально и…

  • "Нечего бояться" Джулиан Барнс

    Жизнь и так далее Бог есть, но Он знает об этом не больше нашего Жюль Ренар Джулиан Барнс эссеист и он же рассказчик - это все-таки сильно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments