majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Моментом и в море.

  - Я ей так и сказал: А то смотри у меня, моментом и в море.
Киваю: собеседник, очевидно, не имеет понятия о подлинном значении употребленной фразы, но один из дополнительных смыслов, которыми обрасла за века употребления, ухватил верно. Хотя напоминание о смерти, сколько понимаю, в первоначальном значении - это призыв ценить каждый день ("карпе дием" - лови день) и проживать его так, словно он последний в твоей жизни. С полной отдачей.

Ну, как например в "Иерусалиме" Сельмы Лагерлёф крестьянин по имени Хок Матс Эрикссон. Он в последний момент не смог подписать купчую на свое хозяйство, продав которое, мог уехать с сыном в Иерусалим. Не сумел, перечеркнул бумагу, вспомнив, как осушал одну половину болотистого участка и выворачивал камни из другой. Неласкова шведская земля к возделывающим ее, но то, во что больше труда вложил, ценишь сильнее. И Матс отказывается продавать, сын уезжает без него (и без денег), а в день отъезда группы паломников, когда весь окрестный люд отменил работу, чтобы проститься с близкими, которых больше не увидит.

  Один человек не выходит к каравану повозок, везущих переселенцев на вокзал - хозяин Эрикссон. Он не выбирает занятием баловство, вроде сенокоса, нет - как в юности выворачивает из земли камни и выкладывает из них ограду. Камни тяжелы, каждый требует усилия, которое может надорвать пожилого человека. И швыряет их на ограду с такой яростью, что искры высекаются от столкновения. Череда телег медленно проезжает мимо крестьянина, сын его неотрывно смотрит на отца, который и взгляда в сторону отъезжающих не бросит.

  Начинается дождь, разогнавший людей по домам. Матс корчует и швыряет камни под дождем, невестка зовет старика ужинать - не обращает внимания, работает. Жена, ездившая провожать первенца на вокзал, возвращается и пытается рассказать - не слушая ее, продолжает работу. Ночь опускается, а он все корчует и швыряет; и только грохот да искры от столкновения камней. И ограда уже почти готова. Труд, который должен был взять недельные время и силы нескольких мужчин. И вот последний удар, последняя искра, тишина.

  Нет. Все хорошо с ним. Просто упал и заснул, где работал. Сжег боль расставания, выкорчевал ее и выложил себе ограду. Он поймал свой день и прожил его, как последний.
Tags: география
Subscribe

  • Текстоцентрическое

    Текстоцентрическое Река эта – сплошной обман? Мнимая красота, скрывающая беспримерное уродство? Или, наоборот, – одна только правда? Чистая,…

  • iodb.ru

    iodb.ru Posted by Майя Ставитская on 7 июн 2018, 09:40

  • Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным.

    Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным. Posted by Майя Ставитская on 18 май 2018, 11:57

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments