majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

О Роберте Бернсе.

"Любовь и бедность навсегда меня поймали в сети. По мне и бедность не беда, не будь любви на свете". Так у Роберта Бернса, хотя бы даже и знакомы были со строчками посредством песенки одиозной Донны Розы. То есть, вы понимаете, Калягина, исполняющего роль мелкого воришки и бродяги, выдавшего себя за богатую тетушку из Бразилии. И таково уж очарование этого фильма, что смысл песни нивелируется, уравнивается с фразами о Бразилии, где в лесах много-много диких обезьян и о том, что старый солдат не знает слов любви. Такой себе еще один легкомысленный гэг в ряду других.

И странно бывает понимать в какой-то момент, что совсем о  другом стихи. Что они горький укор несправедливости мироустройства, которое предполагает для бедняка возможность полюбить богачку. Ну или наоборот. Хотя последнее, как раз, более менее разрешимо: когда у тебя есть финансовая независимость и ты любишь кого-то, ниже себя на имущественно-сословной лестнице - в руках твоих мощный рычаг воздействия на ситуацию. Которым воспользуйся грамотно - и почти обязательно предмет любви будет твоим.

  А как же истории о роковых любовях богачей, бросающих к ногам бессердечных равнодушных красоток состояния? Да никак, вы много такого в реальности видели? Ну хотя бы один случай можете назвать? То-то же. Имеет место быть в литературе, как отвлеченность. Романтичная и красивая, но к реальности почти без отношения. Главным образом потому, что "звезды не ездят в метро". Не тот уровень привлекательности у человека бедного, который мог бы заинтересовать богача. А если о привходящих факторах: внешняя привлекательность, молодость, интеллект - то первые два покупаются подарками и финансовой помощью без необходимости швырять основной капитал, а последнее - помощью в трудоустройстве.

  Бедной девушке влюбиться в богача опаснее. Разбитое сердце ей в награду в девяноста девяти из ста случаев. Ну и все, терпеть, смириться и молчать. Или стать звездой и заработать собственные славу и деньги, чтобы сравняться. Хотя тут велика вероятность, что в процессе (если станет получаться), предмет мечтаний утратит былую магнетическую притягательность. Все-таки, деньги и слава - мощные афродизиаки. Парню из бедной семьи, полюбившему богачку, труднее, он как-бы обязан, в соответствие с установками общественного бессознательного, добиваться своей принцессы.

  Поймите правильно, не утверждаю, что всякий юноша, оборотивший взор на девушку из более обеспеченной семьи, непременно должен закусить удила, потуже затянуть поясок, облачиться в железные башмаки и с железным посохом в руках добиваться избранницы, покуда не добьет его самого этот диковиный наряд. Однако, афродизиак - деньги. Белье у нее тоньше, волосы промыты и уложены лучше, ботинок изящнее, а тачка сверкает полировкой ярче и едет мягче.

  Все же, к Бернсу, ему было 25 когда умер отец, крестьянин, взявший в аренду хозяйство и вкалывавший, как ломовая лошадь с женой и двумя сыновьями. На отце все держалось. У молодых мужчин, которыми были к тому времени сыновья, ни интереса, ни желания к сельхозтруду не наблюдалось. Хотя попытались поддерживать заведенный уклад. Да не вышло ничего, это ж каторга. А у того сына, что Робертом зовется, незаурядный поэтический талант. И большая любовь к дочери зажиточного соседа. А богатые дочерей за бедных не очень охотно отдают. Тем более, за бедняков, которые доказали несостоятельность внутри системы ценностей, составляющей основу их уклада.

   И Роберт встречается с Джин Армор тайком. А потом они женятся. Тоже тайно.  А после отец Джин узнает о беременности дочери, отсылает ее к дальней родне, а у нотариуса требует уничтожить брачное свидетельство. Парень совсем уж было собирается поступить в солдаты и отправиться на Ямайку, да друзья убеждают его попробовать издать стихи отдельной книжкой. И это оглушительный успех. Совершенное попадание в десятку. Полуграмотные батраки с ферм и рабочие ткацкой фабрики  покупали книжку вскладчину, чтобы разделить на листочки и заучивать наизусть. А элите Эдинбурга грело душу, что в Лондоне говорят о шотландском самородке.

  Такая вот история успеха. Бернс становится вхож в самые престижные гостиные столицы. А спустя время и ряд романов, подаривши миру трех внебрачных дочерей, снова женится на своей Джен. Только живут они все в той же нищете, не умеет великий человек по средствам. И на похоронах беспутного своего Робби жена не присутствует, пятого ребенка рожает.И на памятник ему всей Шотландией сбрасываются. Такая лавстори. А стихи остались и они чудесны.

Пробираясь до калитки Полем вдоль межи,
Дженни вымокла до нитки Вечером во ржи.

Очень холодно девчонке, Бьет девчонку дрожь:
Замочила все юбчонки, Идя через рожь.

Если кто-то звал кого-то Сквозь густую рожь
И кого-то обнял кто-то, Что с него возьмешь?

И какая нам забота, Если у межи
Целовался с кем-то кто-то Вечером во ржи!..

перевод С.Маршака
Tags: поэзия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments