majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

О Бостоне.

  В 1986 году, когда все читали "Плаху" Айтматова. Большей частью из-за подробно описанной в романе технологии сбора коноплянной пыльцы и приготовления "пластилина"; меньшей - из интереса к образу Искупителя: модно тогда было в интеллектуальных кругах играть в "найди 10 отличий". Булгаковский Иешуа, айтматовский  Авдий, особо культурные Алешу Карамазова могли припомнить. Он и вправду хорош, роман, нужно бы перечитать при случае, но теперь не очень много помню оттуда. Звериная какая-то жестокость, волки симпатичнее людей, сцены бега через заросли анаши и последующего соскребания пропитанной потом пыльцы. И передовика Бостона Уркунчиева. О котором в районной многотиражке чуть было не появилась статья "Бостон ведет за собой", да редактор в последний момент наложил вето - ну, как неправильно истолкует читатель, приняв имя героя за призыв равняться на один из городов этой враждебной нам страны.

  На самом деле только созвучие, конечно. Но так уж работают цепочки ассоциаций, что большую часть жизни воспринимала американский город окрашенным киргизским местечковым колоритом. Даже и помня смутно из уроков истории о предшествовашем Войне за независимость Бостонском чаепитии. Кто-то куда-то высыпал чай, а к чему, почему, не пойму. На самом деле, история с чаем крайне запутанная и для того, чтобы разобраться во всех хитросплетениях, нужно серьезно корпеть над историческими и законодательными документами, отражающими положение дел и расстановку сил той эпохи. Политических, экономических и тех тонких, но по-настоящему только и имеющих значение, которые можно назвать национально-освободительными.

В двух словах, торговля чаем, который был любимым напитком англичан, обрела в лице североамериканских колонистов мощный рынок сбыта (а что, на пустом, считай, месте). Метрополия в лице Британии неплохо грела руки на торговле, не ленясь облагать любимый народом напиток новыми и новыми налогами. И дооблагалась. До того, что цена на него перестала быть демократичной, а альтернативный сектор, в лице голландских контрабандистов подсуетился своевременно и начал вбрасывать в Североамериканские Штаты то же самое, но в полтора раза дешевле каперскими судами. И у крупнейшего на тот момент мирового капиталиста Ост-Индской чайной компании скопились на складах тонны чая, который рада была бы сбросить по низкой цене, да особенности налогообложения не позволяли.

  Они попытались было обойти закон, но быстро прижаты оказались британским правительством. Потому что часть чайного налога целенаправленно шла на зарплату американским губернаторам и высшему чиновничеству, обеспечивая лояльность политической верхушки колоний метрополии. И по всей Америке судна, груженные чаем Ост-Индской компании, разворачивались без разгрузки и отправлялись восвояси, а в Бостоне, бывшим к тому времени самым крупным из городов, колонисты переоделись индейцами, проникли на судна и вывалили весь груз чая за борт. Это был маскарад, не имевший целью обмануть, но - показать: Мы теперь здешние и рабски подчиняться Империи не намерены. Английское правительство взбеленилось, приняло Невыносимые законы (это официальное теперь название такое). Что и спровоцировало революцию.

  Там был Пол Ривер, ах, какой герой, просто марафонский подвиг повторивший, чтобы предупредить повстанцев о приближающихся английских судах (ждали атаки с моря или с суши и сообразно этому нужно было выстраивать тактику), но не упавший замертво, в отличие от предшественника. Он еще послужит родной стране. И шестнадцать детей наплодит. И станет промышленником и политиком. Лонгфелло воспел этот подвиг в поэме "Скачка Пола Ривера". А еще Бостон известен (такие уж извращенно чайно-кулинарные вокруг него ассоциации), затоплением патокой. В 1919 году это случилось, накануне принятия сухого закона в Америке, местная алкогольная компания стремилась изготовить и продать как можно больше виски.

  Огромный резервуар с патокой переполнен, а жара стояла страшная и чан не выдержал усталости металла, расклепались заклепки, взорвался. Волна патоки до четырех с половиной метров высотой хлынула на улицы города и двадцать один человек погиб, а еще сто пятьдесят было госпитализировано. Лошади и люди вязли в сиропе намертво, товарный состав с рельсов снесло волной. А еще Кембридж, о котором все слышали, но мало кто знает: Кембридж и Гарвард - суть одно и то же. Гарвардский университет находится в пригороде Бостона Кембридже и основан он в 1636 году, дети. Нет, вы можете себе представить? Ну и кто будет говорить о бескультурье американцев?

  Такой он, город Бостон. С прекрасной инфраструктурой и очень сложной, но удобной и эффективной транспортной системой. Утрачивает позиции в одном (начинался, как рыболовецкий порт, после промышленность, потом образование, теперь еще высокие технологии и микроэлектроника и новые материалы). И это город, положивший начало традиции встречать новый год трезвым. Первая Ночь называется. А я и не знала, что четвертый год уже солидарна с бостонцами.
Tags: география
Subscribe

  • "Рэкетир" Джон Гришэм

    Переиграть систему на ее поле Мотоциклов рокот. Городок над речкой. Из сберкассы вкладчика ведут взашей. Милицейский рэкет, милицейский рэкет…

  • "Живые и мертвые" Неле Нойхаус

    Об органах «Если строитель построил человеку дом и свою работу сделал непрочно, а дом, который он построил, рухнул и убил хозяина, то…

  • "Двинулись земли низы" Вадим Нестеров

    Революция, ты научила нас Не дадим буржуазным сынкам по Донбассам контру вить! Чрез вуз от сохи, от станка мозговитым спецом выдь! Маяковский У…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments