majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Забавная Библия" Лео Таксиль.

"Ihs bin ein Teil von einer kraft die stets das Bose will und stets das Gute shaft."
Johahn Wolfgang von Goethes "Faust"
Чего бы проще присандалить было эпиграф из "Мастера", да не умничать. Проще, но не так интересно. И это возможность прикоснуться к Иоганну нашему фон Гете. И напомнить  себе самой, как тесно связано все в мире, где мы живем. Насколько нам не дано предугадать, как слово наше отзовется; как мостится благими намерениями дорога известно куда, но существует и сила, что вечно хочет зла, все творя добро.

  Мне лет восемь или девять было, когда Лео Таксиль с "Забавной Библией" попался в книжном шкафу. Взяла, скорее потому что имя автора живо напомнила о Льве Кассиле и, ну вы помните, "Трех странах, которых  нет  на карте". Может и тут, - подумала, - какая Швамбрания мне откроется? Тут открылась вовсе даже не Швамбрания, а любезное сердцу советского человека разоблачение чудес. Советского школьника сердцу вдвойне любезное. Потому как атеистическое воспитание - раз; огромное количество клубнички, которую французским писателям удается взращивать  на любых почвах (часть менталитета, полагаю) - два; забавные монохромные иллюстрации, которыми перемежался текст - три.

  И, понятия доселе не имевшая о Ветхом Завете, погрузилась в чтение. Если совсем честно, хотелось уже таки иметь для споров с адептами мракобесия аргумент повнушительнее, чем "Космонавты летали и никакого Бога не видели". Забегая вперед, я тогда не знала, что вещь это совершенно бесперспективная: таких как безграмотная Баба моя бессмысленно убеждать в несоответствиях и несостыковках, имеющих место быть в ветхозаветной мифологии - она с той мифологией незнакома. Людей образованных писания французского щелкопера не убедят - на каждый твой аргумент они приведут два контраргумента (с источником всегда полезнее иметь дело, чем с перверсиями). А главное, вера - сама по себе достаточное основание для того, чтобы верить, не заботясь доказательствами.

  И читала усердно, жалея бедняжку жену Лота, ой, вспомнила, смеюсь, двух ангелов, к которым развратные жители Содома воспылали греховной страстью. Отчего так врезались в память математические выкладки, о числе жителей порочного города, пришедших к дому праведника требовать выдачи, какими снабдил автор иллюстрацию этого эпизода. Главным образом, думаю - как впечатления, обрамляющие огромное пережитое тогда потрясение: это ж надо, бывает, что и мальчик в мальчика влюбляется, ужас какой! Да, такой секс-ликбез, но к жене Лота, ее и правда было жаль.

  Много позже уже во взрослой жизни в "Солдатах Вавилона" Лазарчука встретила апокрифическое упоминание той легенды с совершенно моим: За что же карать так сурово, она же просто не сумела вытравить человеческое из себя, потому и оглянулась. И задохнулась на мгновение, ну ведь совсем, совсем мой взгляд! Но разве такое случилось бы, я о полноте восприятия, о способности пропустить сквозь себя и прочувствовать историю, как бывшую в реальности с реально существовавшим человеком. Которого видишь живой перепуганной женщиной, идущей как можно быстрее из города своего детства с тем немногим, что сумела захватить, а позади зарево пожара и грохот, и крики, и смолистая вонь. И вот она оглядывается, а после нет человека, даже статуи в человеческий рост, чертами повторяющей ее. А есть только оплывающий столб горькой соли.

  Не будь охальника Таксиля, который и масонам успел подгадить, да так, что по сей день серьезные эти люди, благое дело творящие, не до конца отмылись от обвинений в претензиях на мировое господство и протоколов сионских мудрецов разного рода. И римскую католическую церковь с институтом папизма попинать. Да так, что в сознании обывателя и образцовые с точки зрения морали нового времени Папы не до конца вытеснили подозрительную настороженность, его книжками посеянную. Но то другая и третья истории. Для меня Лео Таксиль стал человеком, приоткрывшим дверь в мифологию (потому что библейская - половина всей, с какой современный человек сталкивается в жизни). И опосредованно приведший, много времени спустя, к вере.
Tags: религия, французская литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments