majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Сажайте и вырастет" Рубанов.

  Про тюрьму не читаю. Ну, не близка мне форма простой романтики освещающая существование в условиях, человеческое в человеке подавляющее. И никогда не была близка.  "Рано утром мать-старушка к воротам тюрьмы пришла", которую вдруг запела бабушка, когда попросила ее о любимых малоросских "Распрягайте хлопцы конюв" или "По Дону гуляет", послужила причиной большой ссоры. Такой силы и интенсивности конфликты только одна до того тема провоцировала - Бог. Я в свои шесть знала уже, что "Религия - опиум для народа", а главное, располагала неопровержимым аргументом: "Космонавты летали и никакого бога не видели!" "А може они и не летали?" - ответила баба, так до конца жизни на суржике и говорившая, повергнув в тихую оторопь. -Ты что, по телевизору об этом говорили и в газетах пишут. - В газете и я тебе чого не напишу - ответила неграмотная, в пенсинной ведомости ставившая крестик, баба. Посеяв в душе первое сомнение в правдивости официальной информации.

Но к тюремной песне. Там сына старушки подростка расстреляли накануне и надо плакать. А я, сатаноид, не плакала и вообще сказала, что заслужил, наверно (о, дети бывают жестоки). И через пару лет в школе уже увидела в песеннике у подруги жалостливое о том, как "Высокой луной озарился тихий кладбищенский двор, а над зарытой могилой плакал отец прокурор" и вместо сострадания, посмеялась. Мы вместе смеялись, но что-то же заставило ее столько времени и сил убить на переписывание, еще и картинку пририсовала остродефицитными тогда фламастерами с луной и могилкой. Вот когда Жеглов в то же, примерно, время, говорит: "Вор должен сидеть в тюрьме!", с ним полностью соглашалась. Неча с ними церемониться.

  А еще через несколько лет, когда в андроповскую компанию "за чистоту рядов" арестовали  и дали девять лет с конфискацией за взятку маме другой подруги, уже знала, что сидят не только воры, насильники и убийцы. Случается и с хорошими людьми. Но- да, ты ведь ничего не можешь изменить, только боли себе добавишь. Потому отвернись и пройди мимо темы всякий раз, как с ней столкнешься. И уповай, чтобы с тобой такого не вышло. Хотя в России от сумы, да от тюрьмы... Да и в мире тоже, были ведь много позже кинговские "Побег из Шоушенка" и "Зеленая миля". И смертная казнь, безусловной сторонницей которой была "до", вовсе не показалась такой априорно необходимой "после".

  Ох, непростая это тема и говорить о ней непросто и стоит ли вообще? Может, если отвернуться, зажмуриться и быстро пройти мимо, ее и не станет? А если отвернуться, зажмуриться и пройти мимо, не станет смерти или болезней? Исчезнут? Нет, продолжат быть, потому что они есть, как есть дома в астрологии, посвященные этим вещам (предметам, явлениям. событиям): восьмой дом - дом смерти; шестой - болезней и тяжкого труда ради куска хлеба; двенадцатый - заключения. Просто такая часть жизни, горькая, неприглядная и смердящая. Жупел и делать из него тему для дежурного трепа - глупо и кощунственно, как по мне. Потому, фильмов и сериалов не смотрю, многочисленных зоновских романов не читаю.

  Н-ну, за исключением редких случаев, когда пишет об этом человек, вызывающий большой интерес другими вещами, как было с прилепинской "Обителью" или настойчиво рекомендованный кем-то, к мнению кого прислушиваюсь. Как с этим романом Рубанова. Так вот и вышло, что вторая за три месяца книга, описывающая заключение, заточение, несвободу. И вторая хорошая. Нет, не ставлю знака равенства, "Обитель" - великая книга, "Сажайте" просто очень хорошая. У "Обители" миссия - осмыслить, преломить и высветлить часть коллективного бессознательного, связанную с тяжелейшими страницами в истории этноса. "Сажайте" - история человека, выходящего из многих тюрем, внешних и внутренних. Частная.

  От того не ставшая менее значимой для человека писавшего или для читателя, проходившего в собственном личностном становлении похожие этапы, но от универсальности далекая. Да он и не претендует, автор. Индивидуалист от начала до конца. Для себя отмечу только показавшееся интересным ходом - вызвать целенаправленное читательское отторжение в начале, не по шерстке гладить и завлекать всеми возможными способами: "Вот же ж!" - думаешь себе, непонятно почему не откладывая вызвавшую раздражение книгу с мудаковатым героем, как отложила в свое время сартрову "Тошноту".

  Здесь тоже будут моменты накатывающей дурноты. И тем не менее. Она стоит того, чтобы быть прочитанной. И мальчик хорош: умница, боец, с редкой способностью к оценке и самооценке (не защитившей от трагических ошибок, но не фатальных - что радует). И как-нибудь позже непременно сделаю сопоставительный анализ героев двух произведений, о которых тут говорю Нет-нет, исключительно для себя, но там очень много аналогий: ситуационных, сюжетных и не лежащих так четко на поверхности, глубинных. Но то позже. Книга хороша, рекомендую.



  
Tags: русская литература.
Subscribe

  • "Кареглазый Громовик" Шамиль Идиатуллин

    И матери сердце,упав на порог, Спросило его: Не ушибся, сынок? Помните историю Козетты из "Отверженных"? Помните. как маленькая…

  • "Псоглавцы" Алексей Иванов

    Мне на плечи кидается век-волкодав, Но не волк я по крови своей: Запихай меня лучше, как шапку, в рукав Жаркой шубы сибирских степей...…

  • "Чапаев и Пустота" Пелевин.

    Случайность - неосознанная закономерность, и спонтанное решение прочесть "Чапаева и Пустоту", созревшее аккурат накануне пятьдесят…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • "Кареглазый Громовик" Шамиль Идиатуллин

    И матери сердце,упав на порог, Спросило его: Не ушибся, сынок? Помните историю Козетты из "Отверженных"? Помните. как маленькая…

  • "Псоглавцы" Алексей Иванов

    Мне на плечи кидается век-волкодав, Но не волк я по крови своей: Запихай меня лучше, как шапку, в рукав Жаркой шубы сибирских степей...…

  • "Чапаев и Пустота" Пелевин.

    Случайность - неосознанная закономерность, и спонтанное решение прочесть "Чапаева и Пустоту", созревшее аккурат накануне пятьдесят…