majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Нарния.

Нарния

Эта история пришла не в детстве,  у меня самой был уже сын, когда купила несколько книжек в мягких обложках, объединенных дизайном (довольно убогим) и названием, где заглавная "Н" выглядела как  "П", не покеты даже, брошюры. Я как раз приехала на работу получить деньги, которые доброе государство давало в качестве пособия на ребенка. Тут же отправилась в книжный ларек прикупить чего-нибудь почитать,  изрядно опростоволосившись, когда попросила у продавщицы книжного ларька среди прочего хроники как раз загадочной "парни" (конечная "и" очень напоминала недооформленный хвост первой. Тетка презрительно переспросила: Хроники чего? Пришлось прибегнуть к универсальной цветовой идентификации: Вон те розовенькие. В тот день много всего набрала, совершенно не помню ни одной книги, кроме нарнийской серии, но эта эпопея тем же вечером вошла в мою жизнь прочно и навсегда.
Самое начало лихих девяностых, еще даже Союз не развалился, пара месяцев до развала. Инфляция есть, но на фоне новых возможностей (не в последнюю очередь - подкалымить) никто особенно не озабочен ею. И новые книги. Много-много новых книг. Возвращенные эмигранты, свои мастодонты, писавшие в стол для вечности и не чаявшие прижизненной публикации, переводные фэнтези и фантастика (мистика, ужасы и откровенное порно). О, это было интересное время.
Однако, о Нарнии. Не получив религиозного воспитания, я знала библейскую историю создания мира и в части времени, и очередности. И как-бы сказать, чтобы никого не обидеть - не впечатлялась. Ну воды, ну твердь, ну звери и рыбы, и гады земные. Ах, да "В начале было Слово" - это, пожалуй, хорошо. А теперь так. Огромный золотой лев идет в пустоте и поет. И там где он проходит, пустота сменяется Миром. Со всем многообразием ландшафтов и рельефов, с равнинами холмами и горами, с реками, морями, озерами и водопадами, с растениями и животными. И вот уже он есть, этот дивный новый мир. Лев не просто громаден - велик. И прекрасен. И любит нас всех. Эта любовь, о которой и не говорится особенно, но она во всем, ее невозможно не почувствовать, пронзила меня навылет,  заставила задохнуться на мгновение, а после расплакаться. Таким было, возможно, первое понимание Бога в моей жизни.
История хороша и первая книга, в отличие от следующих (тоже любимых) вдобавок местами уморительно-смешная. Чего стоит дядюшка Эндрю с его потугами завоевать внимание Ядис. Лондонская эскапада колдуньи с кэбом, полисменом и фонарем. Или то место, где Аслан говорит зверям, что мир наш молод, но в него уже проникло зло. А звери переспрашивают: Козло, возможно он имел в виду козлов, а чем плохи козлы?
И выбор. И яблоки. Ну да, значительно позже я узнала, что Льюис писал историю, которая объяснила бы сложные для понимания библейские сюжеты детям. То есть, цель такая была. Своим детям читала все нарнийские хроники вслух, они даже и любят героев. Но с Гарри Поттером их интерес к Нарнии никогда не сравнился бы. Очевидно, это моя история. И все же. Почитайте. Вдруг и ваша тоже?
Tags: английская литература, система ценностей
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments