majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

О золотых лихорадках.

"С самой лучшей в мире целью - стать богатым за неделю. Золотая лихорадка, у кого деньжат нехватка, разживется золотишком и домой, к своим детишкам". Тебе лет пятнадцать, но откуда-то знаешь даже еще не начав толком слушать виниловый диск рок-оперы, ничего хорошего им там не светит, в этой Калифорнии. Во-первых, потому что золото было на Аляске, это точно. А Калифорния, вроде, чуть в другом месте. Во-вторых, музыка грустная и фото из фильма на суперобложке, не оставляют сомнений - к финалу "в общем, все умерли"; в-третьих - на золотой лихорадке если кто и зарабатывает, так маркитантки, лабазники да сутенеры.

 
Первое и третье знание пришли к тебе от Джека Лондона в незапамятно уже далеком детстве. Вместе с иррациональной уверенностью - настоящая золотая лихорадка была одна, на Клондайке (безбожно валя в одну кучу Клондайк и Аляску).. где же еще? Смок и Малыш, Время-не-ждет, Белый Клык, Лабискви, Белое безмолвие и Любовь к жизни, Маленькая хозяйка большого дома (но это уже после и о тех, кому свезло-таки, где по определению повезти не может). Хотя, там тоже все не очень кончилось, везение - штука относительная? Но золото вообще - вещь опасная и даже найденное, счастья не приносит. Как вот у Грина в "Золотой цепи". Хотя то не о лихорадке.

Итак, эти бедолаги плывут в Калифорнию (хотя ты знаешь, там ничего не было). Зато были рейнджеры, которые издевались над чилийцами в салуне и завязалась драка, а после гринго изнасиловали беременную жену неформального лидера гастарбайтеров, девочка потеряла ребенка, умерла и все становилось хуже-хуже-хуже. Пока все не умерли. О подробностях быта золотоискателей, как и о том, удалось ли кому в действительности разбогатеть на этом, "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты" не рассказывала. Ну значит и не было там никакого золота.

 
Это, правда, забавно, что самая знаменитая из золотых лихорадок, подарившая миру прекрасный город Сан-Франциско, долгие годы была для меня фикцией. И неглупая, вроде, тетка. И много кое-чего обо всем на свете знаю, а вот поди ж ты - не возьмись за букеровский роман Элеанор Каттон "Светила", так и осталась бы в неведении. Действие происходит в Новой Зеландии на одном из витков австралийской золотой лихорадки. Да теперь знаю, что зафиксированных было три десятка.

 
О том, что начались в середине позапрошлого века и продолжаются в различных точках планеты по сей день. И характеризуются относительно легким, малозатраным способом добычи на вновь открытых месторождениях. Вызывающим стихийный приток старателей, стихийное же разрастание поселений и возникновение городов, которые обращаются городами-призраками после истощения поверхностных месторождений. Когда добыча переходит в руки золотодобывающих компаний, богатых необходимыми оборудованием и ресурсами.

 
И о том, что самыми знаменитыми считаются калифорнийская (!), австралийская, южноафриканская, клондайкская и аляскинская (все же разные) лихорадки. А на территории России главных две: сибирская и ленская. И только тогда (поистине - Телец тугодум) до тебя начинает медленно доходить, что в истории твоей семьи имели место быть отголоски ленской золотой лихорадки. Потому что бабушка и дедушка познакомились не где-нибудь, а на золотом Алдане. А вот не знаю, как это случилось, глупая - не расспрашивала никогда. И бабуля, у которой тысяча историй была, не рассказывала.

 
И трагедию первенцев-близнецов их я узнала только три года назад от сестры на Филиппинах. Все так причудливо тасуется, смотреть на ночной океан под огромными махровыми тропическими звездами и слушать о том, как в далекой Якутии молодая женщина, комсомолка и активистка, родила мужу двух чудных мальчиков. И надо ж было так совпасть, что оленеводу якуту в то же самое время и в том же роддоме жена подарила девочку. А он хотел мальчика. И, напившись ночью пьяным, разбил окошко в избе, где новорожденные младенцы лежали (какие уж там в тридцатые корпуса из металла и пластика?) И все детки погибли. После у них будет еще четыре дочери и сын, все желанные. И следующим поколением мальчиков в семье не было, семь внучек.

 
А эту историю поведала сама бабуля, сочувственно поглядывая как маемся наутро после радостьию наполненной летней ночи. В юности, принято считать, не бывает похмелья, так вот - вполне себе бывает. Да еще и воспринимается острее, состояние-то незнакомое, пугающее. Мы чай пили ("щайщасым ба?") и она прежде выдала что-то назидательное на тему "пьянству бой", а после прыснула по-девичьи и рассказала, как на прииск, где малым начальством был прадед, прибыла комиссия "из области". А где комиссия, там поляна накрывается. Не нами началось, не нами закончится.

 
И отец позволил смышленой смешливой юной Асме посидеть со взрослыми за столом, разбавить суровое мужское застолье девичьей непосредственностью. И вечер очень удался. Знаете это чувство, когда все, ну просто все присутствующие, влюблены в тебя? Угу, Остапа несло. Стоит ли говорить, что пить в свои шестнадцать она умела так же примерно, как я в свои. "Проснулась на другой день к вечеру на печи, а спускаться не решаюсь. Ничего не помню, но стыдно отчего-то невыносимо и голова болит и тошнит. Так и лежала, пока мама с бабушкой не собрались чай пить. А потом ложечка о бокал звякнула и звук напомнил тот, что от сдвигаемых бокалов. И вывернуло меня, еле до ведра добежать успела.

Верите ли, полгода после того зеленела и рвотный спазм испытывала, стоило такое звяканье где услышать" Верим. Так-то вон Википедия о расстреле рабочих рассказывает, который на ленских золотых приисках произошел. И о финансовых махинациях с акциями-облигациями тамошними - прообразе финансовых пирамид и одновременно первом опыте искусственного обвала рынка ценных бумаг, в котором так поднаторело нынешнее время вообще и родное правительство в отношении своего народа - в частности.

 
И об огромных найденных в пору той лихорадки, самородках, под пятнадцать килограммов. И о визитных карточках из чистого золота, которые выпускал купец Мяснов. Одна такая стоила столько, сколько пуд осетровой икры. И о доме, построенном другим разбогатевшим золотодобытчиком посреди тайги. Дворец, чисто ганнуверов дворец из "Золотой цепи". С оранжереей ананасов и фабрикой по производству венецианского бархата. Красота, кто понимает. Но мне отчего-то звяканье ложечки о бокал ближе и , хмм, роднее.
Tags: география
Subscribe

  • Литературный троллейбус.

    Я видела этот троллейбус на городских улицах с прошлой весны и все хотела рассмотреть подробно, да не получалось. На одном только перекрестке по…

  • О навигаторе, Сызрани и "Вахтерах".

    Почему вещи ломаются? Поди разбери. А почему в определенное время ломается все подряд? Да какая разница, просто потому что нужно взять и…

  • О семейном.

    В наших жилах кровь, а не водица. Маяковский. - Мам, можешь сказать, как твою бабушку и дедушку звали? У нас задание - построить родословное…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments