majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Серые земли" Карина Демина.

  Не то, чтобы была ярой поборницей усоловия: "Тронул - ходи" или считала, что любой акт самовыражения, продленный во времени, непременно нужно отслеживать "от забора до обеда". Даже и наоборот, о большинстве современных писателей и режиссеров имею представление по одному-двум произведениям. Мир огромен, а человек мал, нельзя объять необъятного, " я тороплюсь, я бегу". "О большинстве" - сказала. Бывают исключения. Когда встречаешь совершенно, истинно, подлинно свое, вопрос: "стОит ли читать продолжение?", не стоИт. Берешь и читаешь, наслаждаясь попутно бонусами кумулятивного эффекта, но не ставя их во главу угла. Это могло и не быть продолжением приключений полюбившисся героев. Главное, не о чем рассказывают. а голос рассказчика.

"Серые земли" - продолжение приключений князя-актора Себастьяна и брата его Лихослава, и невестки - дочери купеческой Евдокии и другой невестки Богуславы. И прочим персонажам, не объединенным с центральным, сомнительными родственными связями, но знакомым по "Хельмовой дюжине",  нашлось место на страницах. А как иначе? Крохотное пояснение: актор - не актер, несмотря на созвучность, вообще не артист, хотя именно этому приходится перевоплощаться во исполнение служебных обязанностей. Но то обусловленно скорее личностной его природой. Князь Себастьян Вевельский, актор (агент, "акт" - "действие, операция", фактически опер, что упал, намоченный) познаньской полиции - метаморф. Существо толку магического,как единорог или химера, к примеру. Без обаяния первого, но куда приятней второй.

 
  Впрочем, с обаянием проблем нет, трикстеры не бывают обделены им по определению, а он - именно, что трикстер. Как Остап. Или Лис Ренар (для знакомых с французским фольклором), или наша Лиса Патрикеевна (для незнакомых). Нет, не для семейной жизни. Для семейной там Лихо, ах, девочки, обнять и плакать: красавец, князь, однолюб (фанфары!). Небогат, но это не оттого, что заработать не умеет. Еще как умеет, несмотря, что князь, но гиперответственность перед семьей заставляет с немалым риском  заработанное, отдавать. Ну, и как вам? То-то же.

  Есть герой для "любить", есть для "дружить", есть Дуся, жена первого и она - совершенно, ну просто совершенно ты, читательница. Не безумной красоты, но умненькая и деятельная (и добрая, и преданная, и внутренне глубоко порядочная, даром, что купчиха). Снова тот же умопомрачительный микс клокпанка, окрашенного в тона мистического и любовного романов с уморительным бытовым и плутовским. История продолжается и развивается, знакомые герои еще уплотняются и чуть глубже вдвигаются в тебя. Это вообще становится глубже, многомернее, объемнее. Наблюдать хорошо, войти... а вот теперь и войти получается. Точечно, именно вхождениями, но ощущение присутствия захватывает, а оно дорогого стоит, поверьте немалому читательскому опыту.

  Замечательно бережное отношение к языку, он такими гранями здесь играет и эта внутренняя мелодика речевых характеристик персонажей - просто подарок и сказка. И просторечие здешнее не вызывает отторжения нарочитостью, внутренний камертон у меня чуткий. И проговаривать хочется некоторые кусочки текста, ощутить, каков он на языке. Хорош, всегда хорош. И местами очень смешно, а другими трогательно, а иными - страшно, по-настоящему жутко. Но без обреченной безнадежности. Очень правильное глубиное ощущение мира, устроенного правильно и справедливо в глобальном понимании. Хотя бы даже локальные его проявления входили в вопиющее противоречие.

  Кто-то есть, кто обо всем заботится. "Кто, кто так держит мир в узде, что может птенчик спать в гнезде?" Дивное продолжение много обещавшего начала. Не обманувшее.
Tags: русская литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments