November 25th, 2021

"10 способов умереть" Стефан Анхем

Скандинавский психопат

Алло, Хьюстон, у нас проблемы.

Стефан Анхем главный специалист по изобретению наиболее затейливых способов умерщвления, на фоне достижений которого привычный скандинавский детектив с расчлененкой выглядит добропорядочным и патриархальным. Такого разнообразия чудовищных умертвий, как в его культовой серии Фабиана Риска нет и у мэтров сплаттерпанка, вроде Клайва Баркера.

Collapse )

НО! Судя по тизеру шестой книги, в следующей части основным действующим лицом будет Дуня. Восстанет из пепла в таком монте-кристовом духе и тогда держитесь все злодеи незалежной Скандинавии! Жду-жду. И конечно, главная причина по которой я, не будучи поклонницей жанра, следую тропой Анхема уже шестой раз -  аудиокнига, прочитанная Игорем Князевым. Она великолепна. Но это как всегда

"Злой мальчик" Валерий Печейкин (шорт премии НОС)

Хороший, умный, злой... мальчик

Каждый год я говорю вам: "Голосуйте за меня."
Каждый год слышу в ответ: "Тебя нет в избирательном бюллетене." Друзья, ну вы же не дети... Нет в бюллетене - так впишите

Ну,  по крайней мере, в одном месте вы можете отдать свой  голос за автора, не прибегая к сомнительным манипуляциям с бюллетенями. Премия НОС открыла  читательское голосование за книги своих номинантов с возможностью прочесть их безвозмездно (то есть даром). Налетай-торопись!

Сборник малой прозы драматурга Валерия Печейкина, который в коротком списке, - это такие очень компактные рассказики, больше всего похожие на сетевые тексты: ударное начало, энергичная сердцевина на злобу дня, яркий финал, часто с панчлайном.  Отменный литературный язык не исключает использования ненормативной лексики в эстетской манере новой русской интеллигенции. Идеальный формат для репостов и обсуждений. Думаю, не ошибусь, если предположу, что большая часть начинала жизнь фейсбучными постами.

Collapse )
И потом оба они сознавались, что за всё время, пока были влюблены друг в друга, они ни разу не испытывали такого счастья, такого захватывающего блаженства, как в те минуты, когда драли злого мальчика за уши.