March 31st, 2019

"Бельканто" Энн Пэтчетт



Стокгольмский синдром в розовых соплях
Трое русских – Федоров, Лебедь и Березовский – большей частью держались особняком, играли в карты и курили. Если французы могли, как правило, сказать несколько слов по-испански, а итальянцы припомнить азы школьной программы по французскому, то русские оказывались в языковой изоляции. Даже самых простых фраз они не понимали.


Терроризм абсолютное зло. Любое заигрывание с ним сродни попыткам приручить бешеную собаку. А желанию заглянуть в извилистый внутренний мир того, кто взяв в руки оружие, угрожает смертью людям, дабы понять, как-дошел-он-до-жизни-такой, место в рамках криминальной психиатрии. Энн Пэтчетт так не думает. Богатый драматургический потенциал теракта она украшает латиноамериканской экзотикой, а в число заложников включает звезду мировой оперы; главу японской мегакорпорации (поклонника ее таланта); французского посла с супругой; российского министра торговли со товарищи. И так, по мелочи: немецкого фабриканта-фармаколога, вице-президента страны, где все происходит, архиепископа - всё уважаемые люди.

Collapse )

Вердикт: апология терроризма с обилием тошнотно-любовной тематики, целлофановыми персонажами, убогой мотивацией, вопиюще неряшливая в деталях.