May 12th, 2018

Майя

Майя

О ДАНИ ДНЕЙ.

Красивое словосочетание, правда? Что-то в нем ветхозаветное, уютное, патриархальное. По правде, только ветхозаветное - подходящий эпитет. В том, "око за око" смысле и запрете варить козленка в молоке его матери (в молоке чужой можно), от которого уходит Новый Завет. Это книгу сейчас читаю, выражение оттуда. О Священной Войне, "Падение Святого города", третья часть трилогии Бэккера "Князь пустоты".

Не о наших крестовых походах, вообще не о нашем мире, фэнтези. Но удивительно перекликается с теми, о которых знаем. Каждый ведь что-то да знает о войнах за веру. "Дань дней" впервые потребована была (и получена), возглавившим тамошнее Священное Воинство Пророком (ух-ты, как много прописных, величие изо всех щелей сочится) с осажденного, но не капитулировавшего немедленно города. Потребовав сдачи и получив оскорбления от защитников, что стояли на стенах, в ответ произнес загадочную фразу о начавшемся отсчете дней. Расшифровать не потрудился. Объяснил спустя четыре дня, когда город осознал тщетность сопротивления и решил сдаться на милость победителя.

В качестве компенсации за оскорбление и потерянное время, Воин-Пророк (угу почетный великомученик, почетный святой, почетный Папа Римский нашего королевства) потребовал умертвить четверых из каждых десяти человек. Как-бы понятнее, сорок из сотни, четыреста из тысячи. И выставить головы на пиках над городской стеной. Четыре - по числу дней с момента отсчета. Топ-менеджеры во все времена умели мотивировать, важно ведь не только выставить требование, но и добиться неукоснительного его исполнения.

Коробит от цинизма? Меня не покоробило, ужаснуло, что прочитав об этом, не захлебнулась воздухом, буднично так восприняла: а что такого? Просто это война, специальный вид работы, который политики придумывают для дивидендов, оружейники поддерживают ради прибылей, фуражиры всех сортов для того же и, ну, в общем - норм. А мужчины (чаще еще женщины и дети) становятся в этих сложносочиненных отношениях мясом. Тут уж кто на что учился. Не всем же в белоснежном плаще на гнедом скакуне, как думаете?

Кошмар войны сам по себе - это одно. Страшно, что она размывает цензы, делает прежде немыслимые вещи естественными. То, о чем и мысли не допустил бы в отношении другого человека или группы людей в обычном состоянии, от чего отшатнулся бы в ужасе, становится приемлемым и легитимным, применительно к тем, кто помечен ярлыком "враг". И вот уже рассматриваешь деревню, в которой убиты все жители, включая женщин, беременных женщин, стариков и детей, как зачистку. А поделом им, мразям, пусть не нарываются.

Ход, кстати, удачным оказался и помог не только сэкономить массу времени-сил в дальнейшем, но избежать ненужного кровопролития в ходе продвижения вглубь завоеванной территории. Ни один город не рискнул испытать на себе действие дани дней. Топ-менеджеры потому и получают так много, что знают, как оно, правильно.

Posted by Майя Ставитская on 12 май 2018, 09:09

from Facebook

Майя

Майя

"ТАКСИ ДЛЯ АНГЕЛА" ВИКТОРИЯ ПЛАТОВА.

У нее, кажется, закончился роман с потрясающей красоты узбеком, цитировавшим по любому поводу Бродского. Ну да. мальчик был не из кишлака и приехал покорять российскую культурную столицу в качестве актера. А в ожидании ангажемента. подсел на хрупкие плечи той, что везла (мало чем отличаясь в этом от русских мужчин). Ах нет, не в этой книге. В этой бывшего мужа, смазливого и сочетающего актерскую даровитость с литературной (пытался пристроить сценарий психоделического фильма "Дервиш взрывает Париж"). Так вот, бывшего мужа забирает сильно на возрасте владелица карликовой продюссерской компании. А героиня едет зализывать раны, куда? "В Москву. В Москву!"

В первопрестольной у нее подруга по журфаку. Не сделала в свое время такой блистательной партии, корпела себе и корпела на журналистской стезе. Дослужившись до ведущей литколонки модного мужского глянца. Ах, золотое было времечко для журнальной индустрии лет пятнадцать назад: в руках мелованную бумагу подержать приятно; картинки глаз ласкают; тексты, полезным объемом в страницу, не утомляют читателя. Нынче то мы за таким в интернеты ныряем, когда приходит охота приобщиться к прекрасному. И вот подруга предлагает тряхнуть стариной, написать рецензию на новый роман знаменитой детективщицы, которую сама терпеть не может.

А героиня наша, по причине полного выпадения из культурного пространства, не знает вовсе. "Давай, это может оказаться твоим счастливым случаем!" И роман прочитывается. Потом другой, третий - все. К концу недели муж прочно забыт, девушка разражается пространным эссе, посвященным творчеству Аглаи Канунниковой. И все. Почти. Потому что небольшое время спустя получает предложение. Нет, не из модного глянца. Стать секретарем писательницы. Да, терять то ей особенно нечего. А тут все-таки шанс понравиться столице. Личный секретарь модного писателя - это тебе не кройка и шитье для небогатых клиентов, помогавшее поддерживать семейную лодку на плаву. Да и второго гребца не наблюдается теперь, хотя бы даже роль его была декоративной.

Нет, это не история Золушки. Или именно та история, только находит ее не прекрасный принц, а злая мачеха (почти). Потому что работать на Аглаю - не сахар, девочки. Тут уж и пресловутое: "Разбери к моему возвращению с бала мешок пшена и мешок чечевицы, выкрась стены в парадной гостиной, посади пятнадцать розовых кустов, дождись, пока расцветут и составь красивые букеты" не покажется избыточным. Курс молодого бойца, усложненный до базового уровня десантных войск. Или подразделения американских "морских котиков". И не расслабляйся. Где уж тут о собственном творчестве думать, успевай, поворачивайся.

Такой зачин у книги. Вернее предыстория. Зачин будет, когда Первую Леди российского детектива убьют. Отравят на светском рауте в присутствии других знаменитых российских детективщиц. Ах, это потрясающая книга. Я смеялась до слез в некоторых местах. Не могу сказать, что плакала или отчаивалась, но грустила. И наслаждалась каждой фразой, каждой строчкой. Потому что слово "Стиль" - могло бы быть вторым именем Виктории Платовой. Ах да, эссе, которое написала девушка Алиса, называлось "Украденные поцелуи" и посвящалось французскому синематографу.

Posted by Майя Ставитская on 12 май 2018, 09:10

from Facebook