February 19th, 2018

"Автопортрет с устрицей в кармане" Роман Шмараков.

Понимаю, что натюрморт, который использую для иллюстрации, никак не может быть портретом и уж, тем более автопортретом в таком затейливом  антураже. Но устрица - такое создание, на которое иногда просто приятно взглянуть, вспоминая встречи с ней: бабушка Вдовствующая Королева в "Русалочке" носит двенадцать устриц, прицепленными к хвосту, в знак королевского достоинства; герои Диккенса то и дело заказывают их и поглощают с большим аппетитом, поливая лимонным соком; Стива Облонский, обедая с Лёвиным, начинает устриц (вчера получены-с, фленсбургские, не остендские); Морж и Плотник выманивают доверившихся им малюток из родной стихии, а после безжалостно съедают; героиня Джулии Робертс в культовой "Красотке", потратив день на упражнения в нелегкой науке политеса, включавшие и навык обращения с этим звериком, в решающий момент неловко берет устрицу, та, вишневой косточкой, отлетает в официанта: "Скользкие, ублюдки" -  констатирует девушка.

Collapse )


  Шмараков не для дураков, простите за рифму, но об этом стоит предупреждать всякого, кто решится читать сочинения Романа Львовича. Технические требования к читателю: эрудированность, терпение, любовь к разгадыванию литературных ребусов. Первого мне часто недостает, со вторым все в порядке, третье доставляет немыслимое удовольствие. Но ради этого одного не взялась бы читать Шмаракова. У его текстов есть удивительное свойство очищать душу, как чистят днище лодки от напластований морского мусора; избавлять от ненужного. Читаешь и физически чувствуешь, как отщелкиваются, отпадая от тебя хвосты сиюминутной суетности. За тем и читаю.