February 15th, 2018

Семья Тибо. О латентном.


  Для нас гей-толерантность норма: громы отгремели, все копья, которым суждено было сломаться, успешно преломлены и мечи перекованы на орала. А особо рьяные гомофобские выпады, еще недавно вызывавшие горячий отклик, сегодня могут рассчитывать на пожатие плечами - пусть живут, как хотят, они тебя не трогают, с чего ты взбеленился? Стоит ли говорить, что так было не всегда и столетие назад признание собственной гомосексуальности становилось трагедией, ставило человека в открытый конфликт с общественной моралью, обрекало на осуждение, лишало поддержки, делало социальным изгоем. Как это, - мне возразят, - А Кристофер Ишервуд, а Оден, а когорта американских драматургов и писателей, Трумен Капоте, Теннеси Уильямс

Collapse )

  Все правда, но это не вся правда. Главную Жак прячет от себя, а в роман это невольно просачивается нежностью, с какой автор любуется своими мужскими персонажами в момент, когда они говорят, двигаются, действуют. И неспособными внушить любовь женщинами, даже соблазнительные Анна и Рашель словно бы с червоточинкой. Что ж, боль тем и полезна, что заставляет двигаться дальше, а у меня появилась еще одна книга, которую искренне люблю. Нет-нет. совершенно платонической любовью)).