June 2nd, 2017

О телогрейках.


Об этом предмете одежды всерьез никогда не думала. Телогрейка даже не с зэками ассоциировалась, где бы  их видела, кроме финала фильма "Вокзал для двоих"? Нет, в моей жизни единственным человеком, носившим ватник, была Баба (никогда не бабушка и не бабуля). Она принесла в азиатскую столицу, где прожила полвека, станичный деревенский уклад, с ним и прожила всю жизнь. Упорно не желая меняться, встраиваться, подстраиваться. И в середине восьмидесятых, в городе, говорившем на русском чище Москвы с ее аканьем. Вологды с оканьем, поволжья с протяжными мордовскими интонациями; в городе, чей русский был, как у дикторов ЦТ, баба говорила на невообразимом суржике: "Чого тобы нэ сыдытся, кручона-верчона!" И носила телогрейку. Во все времена года, кроме сорокаградусной жары.

Collapse )

  И вот тут до меня с большим опозданием доходит, что дело не в одежке. Дело в том, что в противостоянии, которое осталось нынче в прошлом, русских звали "ватниками". Это было на злобу дня. Как и коллекция ватников Прилепина с Зайцевым: "Мы ватники, да, но мы весь мир научим ватник любить!"  Нет, не хочу любить ватник. И не хочу войны. Пусть уж остается мирным духмяным зипуном моего детства.