March 29th, 2017

"Расёмон" Акира Куросава.


  Набираешься смелости посмотреть очень старую киноклассику. Опасливо - Куросава непростой режиссер, к тому же японец, оперирующий непривычной европейскому восприятию знаковой системой. Обнадеживает, что с сюжетом знакома, "В чаще" Акутогавы Рюноскэ читала, и друзья говорят: "Не дрейфь, Куросава прекрасен, тебе понравится". Включаешь, настроившись преодолевать барьеры: черно-белый; снят, когда родители были детьми; расовые предрассудки. И внезапно бареьеров не оказываетлся. Льет, как из ведра, дождь - теплый, видишь, они полураздеты; смутно, но до болезненности знакомая музыка - да "Болеро" же Равеля!

  И такие красивые лица. Не красота, как эстетическое удовольствие, но осмысленность, узнаваемость, близость того, что испытывают эти люди. Вот молодой Монах: "Я столкнулся с чем-то, что пошатнуло систему понимания мира. Как дальше жить и чему верить?" Дровосек: "Все врут, а  правда так неприглядна, что столкнувшись с ней, любой предпочтет обман". Крестьянин: "Мир непрост, но кто может помешать тебе хотя бы попытаться понять?"

Collapse )
Самурай, что ж, его тоже можно понять. Хотя: Radix omnium malorun est cupiditas (Корень всех зол - алчность). И вообще лошара. Как по мне, слова доброго не стоит, если вы знаете - скажите. Дровосек, вот ведь червь: там сныкался, здесь сироту обобрал и все ноет, все скулит: "Не мы такие, жизнь такая!" Но почему за начальным: "Мир непрост и полон страданий", к финалу слышится: "Но в целом устроен правильно и справедливо."? Не знаю, может потому что есть Крестьянин. который правильно делает и Монах, правильно осмысливающий. Что-то так держит мир в узде, что может птенчик спать в гнезде.