December 16th, 2016

"El cuaderno de Maya" de Isabel Allende.



Tell me, what else should I have done?
Doesn't everything die at last, and too soon?
Tell me, what is it you plan to do
with your one wild and precious life?
Dime, ¿qué más debería haber hecho?
¿No acaba muriendo todo al final, y tan pronto?
Dime, ¿qué planeas hacer
con tu vida preciosa, salvaje, única?

MARY OLIVER The Summer Day

У имен собственная энергетика. Когда родители называют тебя, рожденную в мае, Майей, они могут сделать это из банального отсутствия фантазии, что не отменяет механизмов, запускаемых в тонком мире, появлением физической носительницы редкого имени. Тоже мне редкое, могут возразить, не "Даздраперма" и "Кукуцапо". Согласна, с той разницей, что помянутые бессмысленны. а "Майя",  может быть, было первым звуком, обращенным к женщине, которую выделили из числа других женщин, как свою; ввинтив "йот" посреди мычаще-сонорного "маа".


  И всякая Майя невольно несет в мир энергию всех значений: индийская иллюзия; греческая мать богов; могущественная и, непонятно отчего, погибшая американская цивилизация; "маяк", "маятник", "маета". Везде дискретность посреди плавной гладкости; в каждом море спокойствия свой водоворот. Сумеешь совладать и окультурить, сослужит добрую службу и сноса ему не будет с этим вечным двигателем внутри; а не хватит самодисциплины, станешь потакать себе и решишь, что можешь, как все - пеняй на себя, ударит бумерангом так, что себя не узнаешь.

Collapse )
  Для того, кто читает по-испански, но не владеет языком блестяще, есть дополнительный бонус того же порядка, что дарит подростковый роман "Тамсин" читателям Питера Бигля, не владеющим в совершенстве английским. Поэтичная и тяготеющая к сложным конструкциям Альенде ровно так же, как поэтичный и тяготеющий к сложным конструкциям, Бигль, в историях подростков адаптируются не к аудитороии даже - к повествованию, очищают без опрощения.  Это хорошая книга, для тех, кто умеет читать.