January 29th, 2016

О стенах Роберта Фроста.

  Имя слышала. Невозможно быть внутри книжного пространства и ни разу не услышать имени величайшего американского поэта XX века. Специально читать не пыталась, но где-то натыкалась с привычным недоумением: ну что у этих иностранцев за стихи? Ни рифмы, ни смысла, а если какой есть, то окружать витиеватостями и нарекать поэзией, не стоило трудиться - мысли банальные. Чем больше в нас глупости, тем большую безапелляционность в суждениях демонстрируем. Справедливости ради, в прозаических текстах на английском встречаю иной раз удивительную поэтику, а со стихами ни разу не везло так. Прямая противоположность чтению на русском. Просто особенность восприятия (или стихов в оригинале читаю меньше, чем прозы).

Collapse )
  Ну и там всякая поэтическая окантовка про то, что есть нечто в природе, не терпящее стен. Хороший стих. Типа - даже философский: когда тебе по наивности начинает казаться, что в мире могло бы стать меньше границ. Между людьми, между культурами, между расами, сословиями и государствами - перекрестись и укрепляй имеющиеся. Время для слома еще не пришло. Ты можешь быть первой ласточкой, но одна ласточка весны не делает.

  И все? Здесь для меня все. Но что-то же заставило Бродского считать его одним из пяти величайших поэтов современности. Что? Читаю. Много и подряд. Все примерно то же. Глубина, но не запредельная, красота, но обыденная. Ничто не ввинчивается в душу, не переворачивает ее, как это было с кусочком из "Случая на мосту через совиный ручей" Бирса. А потом нахожу это небольшое стихотворение и оно закрывает для меня тему стен у Фроста. Только отграничив пространство, ты можешь надеяться создать внутри ограды свой оазис. Ты не вылечишь мир, иными словами. Пусть спасет лишь того, кого может спасти...


ОСОБЕННАЯ АТМОСФЕРА

(Надпись на садовой ограде)
На пустыре земля оголена.
А в двух шагах стоит обращена
К ветрам палящим старая стена.
За ней благоуханье и прохлада.
Так создает садовая ограда
Особенную атмосферу сада.

Перевод Б. Хлебникова