January 23rd, 2016

"Смотритель. Железная бездна" Пелевин.

  Между читателем и героем Пелевина всегда дистанция. Допускаю, что есть люди, читающие книги ради наслаждения языком и стилем; есть, отдающие приоритет сюжету; есть - черпающие из них знания ("Любите книгу - источник знаний" Максим Горький). Я примитивная эгоистка, ищу везде свое. В каждой ситуации, в поступках персонажей, в них самих. Герой может быть ребенком или стариком, воином, узником или купцом, животным, ангелом или демоном, вообще куском свиной кожи - не суть важно. Иногда происходит что-то, включающее радость абсолютного узнавания и, пусть на мгновение, понимаешь: это обо мне, сливаешься, наполняешь живой кровью. Парадокс, тебя становится не меньше, а больше после этого, ты оставил свой отпечаток и другие, кто почувствует то же, будут забирать частичку тебя. И так прибудешь в мире.

  С Виктором Олеговичем этого не получается. Его герои могут вызывать симпатию, уважение и восхищение; можешь думать о них: ну совершенно мое! Но между тобой, читателем, и персонажем  всегда остается промежуток ничейной полосы. Как два магнита, которые пытаешься сблизить одноименными полюсами: до определенной границы сходятся, а дальше никак. Всегда так, даже с лисичкой Ахули, даже с Шестипалым, которого люблю полтора десятка лет. "Смотритель" не исключение.

Collapse )

  А если чуть склонен при этом передергивать карту - он в своем праве, представление-то его. А если творит иногда, увлекшись, новый мир - радуйтесь, глупые. Это счастье, присутствовать при сотворении Мира.