November 15th, 2015

"Синдром Петрушки" Рубина.

  Некоторые книги звучат. Не в смысле аудиоверсии, начитанной автором или человеком с профессионально поставленным голосом, или даже энтузиастом из числа поклонников. Есть книги, имеющие лейтмотив как соната Вентейля в прустовом "В направлении Свана" или симфония Роберта Фробишера в "Облачном атласе" Митчелла. "Реквием" Моцарта непременно захочешь прослушать, читая "Моцарт и Сальери" Пушкина, а к "Венгерским танцам" Брамса вернешься с Саган. К Григу обратишься с ибсеновым "Пер Гюнтом", к Листу - с "Мятежными ангелами" Робертсона Дэвиса. Потому что музыка пронизывает, подсвечивает, придает дополнительной глубины литературе и отделить одно от другого не представляется возможным.

  Ты, читатель, смутно чувствуешь, что сосредоточившись на одном только чтении, теряешь возможность воспринять замысел автора во всей полноте, в конечном итоге, обкрадывая  себя и его. И находишь музыку. Слушаешь, чаще не особенно и впечатляясь - у меня так было с " On the sunny side of the street" Армстронга когда читала "На солнечной стороне улицы". Просто теперь ты знаешь, что в душе у героев, а окажется эта музыка твоей или примешь к сведению, оставшись в стороне - дело десятое.

  "Синдром Петрушки" звучит "Минорным свингом" Джанго Рейнхардта. Забавная история связана с поиском. Забила в поисковик название и впала в секундный ступор - вместо музыкальной композиции выскочило стопицот ссылок на сайты, предлагающие услуги по обмену сексуальными партнерами. Ну, так уж вышло, что слово "свингер" в значении "укороченная верхняя одежда трапециевидного силуэта с широким книзу рукавом" к началу десятых из употребления вышло, сменившись вышеуказанным. А свинг, как направление джазовой музыки у широкой публики никогда интересом не пользовался.

Collapse )

  "Цыганский джаз" - так называется направление. И оно есть. Всегда к прекрасной музыке через боль и жертвы.