June 5th, 2014

О митраизме.

  В  "Розе  Мира"   Даниил Андреев  рассказывает  о  том,  как  ему  явился  прекрасный  и  неотступно-настойчивый  образ  видимой  из  бесконечного  удаления  пирамиды  голубого  хрусталя,  сквозь  которую  просвечивает  солнце.  И  волны  благодати,  силы,  красоты  изливаются  на  мир  этим  средоточием.  Доводилось  слышать  об  Андрееве  пренебрежительные  и  недобрые  высказывания.  Для  меня  он  всегда  будет  фигурой  как  значимой,  так  и  страдательной.  Гуманистом  в  самом  высоком  смысле,  обратившим  жизнь  в  неблагодарное  дело  служения  человечеству.

  Много  позже  философ  и  духовидец  понимает,  что  пирамида  эта  -  высший  трансмиф  христианства.  И  она  не  одна.  Их  пять,  различающихся  цветом  и  размерами,  всякая  соотносится  с  одной  из  мировых  религий.  "А  шестой,  -  говорит  автор,  -  Уже  и  не  будет  никогда".  Но  поражает  его   в  увиденном,  что  пирамида  меньших  размеров  и  удивительной  какой-то  нездешней  белизны  -  трансмиф  зороастризма.  Религии  локальной,  исторически  давно  угасшей  и  небогатой  мифологией.  Отражающей,  однако,  колоссальную.  только  ею  исповедуемую  реальность.

  Мирча  Элиаде  в  "Истории  веры",  говоря  о  митраизме,  приводит  фразу  Эрнеста  Реннана  "Если  бы  христианство  было  остановлено  в  своем  развитии  каким-нибудь  смертельным  недугом,   мир  стал  бы  митраистским".  Основание  для   такого  утверждения  было.  Культ  Митры  (прямой  преемник  зороастризма)  распространился  в  III-IV  вв.  от  Шотландии  до  Мессопотамии.  Соединив  иранское  наследие  с  греко-римским,  вобрав  многие,  характерные  для  эпохи  империи,  течения.  От  астрологии  до  интерпретаций  философов.

Collapse )