September 10th, 2013

"Лавка древностей" Диккенса.

лавка древностей

Давно, в пионерском детстве, услышала как-то, что Ленин не любил Диккенса, считая его  сентиментальным и мелкобуржуазным. Это был первый в жизни случай, когда безусловно авторитетное мнение не заставило изменить собственного. Потому что "Лавка древностей" к тому времени уже была прочитана, а любовь к Диккенсу жила в душе.
Лет восьми отроду я сильно простудилась, пила амидопирин, давилась медом, потела под пуховым платком и ныла, чтобы мама посидела возле меня. Подозреваю, что тотально занятая, как все советские мамы, она взяла с полки томик, чтобы быстрее усыпить меня скучным чтением. Подозреваю даже, что усыпила. Только на следующий день я взяла книгу уже сама и продолжила чтение с того места, на котором оно закончилось вчера. И на следующий день. И еще потом. Закончила много времени спустя после выздоровления. Такое чтение для восьмилетней девчонки не то, чтобы легкое.  После перечитывала выборочно и кусками. Но главное впечатление от книги сложилось именно тогда,
Пронзительная жалость к крошке Нелл, я все надеялась, что она вернется домой и станет жить, долго и счастливо. А страницы, описывающие ее угасание, до сих пор бугрятся  следами от пролитых на них слез.  Безграничное уважение к Киту и его матушке. Презрительная жалость к супруге Квилпа и самая лютая, на какую детская душа способна, ненависть к самому Квилпу. Недоумение и осуждение, после сменившееся нежной любовью к Дику Свивеллеру и его Маркизе. Галерея совершенно недетских образов, пленившая раз навсегда детскую душу.
А еще, это было местами уморительно смешно. И главное - именно тогда я получила прививку против любимой советскими женщинами забавы -  созависимости. Если близкий тебе человек любит  алкоголь, наркотики или азартные игры, не верь обещаниям исправиться и байкам о последнем разе. Беги от него, детка.. В жизни пригодилось.