majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

О курице в полете.

  Вы как к Вильмонт? Я тоже никак. Лучше, чем Донцова, однозначно. Ну как, лучше - не такая убогая. Ах, она чудесная. Когда вот так перечитаешь  пару-тройку страниц, понимаешь это совершенно точно. Как... еда в Макдональдсе. Ешь - и  вкуснее этого ничего не пробовал, кажется. Думаешь: теперь неделю ни на что смотреть не смогу. Проходит полчаса и понимаешь - голодна. Ты ела вкусную пустоту. Как такое может быть? Поди разбери. Так вот, резюмирую обе темы, Екатерины Вильмонт и еды, есть у нее  книга, которая называеться "Курица в полете".

Там героиня очень вкусно готовит. Так. что ее еды нельзя съесть немного. И в меру нельзя. Только обожраться до состояния волка: "Щас спою". А путь к сердцу мужчины, как известно, через желудок. И по всему, быть бы ей счастливой в замужестве. Да вот не получается. А вместо этого все какие-то нескладушки. Приготовленное съедают, хвалят даже, но неба в алмазах взамен не дарят. И ласки, нежности, любви, заботы. Наоборот, со своими проблемами на хрупкие женские плечи норовят. По другой поговорке:"кто везет, на того и грузят".

  И вот Элла (так зовут женщину), эмпирическим путем прирходит к выводу: нельзя, чтобы мужчины знали о моих кулинарных талантах. Если захочет остаться со мной тот, кто понравился настолько, что приглашу его в гости, хочу быть уверена, не травка "услада для желудка" тому причиной. И оставляет из всего многообразия блюд, щедро отпущенных природой в освоение и доведение до совершенства курицу в полете. Кто не в курсе - это курица, насаженная на бутылку, изнутри обмазанная специями, а снаружи дополнительно еще майонезом (сметаной, кто натурпродукт предпочитает). Как по мне, рецепт туповатый. Нет, она румянится как обычная запеченная курица, но этот кусок стекла. которым посмертно насилуешь без того плохо кончившую птицу. И форма ее после запекания, как у стойкого оловянного солдатика. Что-то в этом изощренно жестокое с точки зрения космической этики.

  Так вот, возвращаясь к Вильмонт. Пишет она хорошо. И речь, вы ж понимаете, не о дурного тона кулинарном изыске, а вовсе даже о том, что всякая (или почти всякая) женщина может остаться на веки вечные курицей почти нечувствительно для себя меняя насест на бутылку. А может взлететь. Жаль, что взлет в книжках приятной во всех отношениях писательницы всегда заключается примерно вот в чем: живет обычная тетка, не краса и не урод, умная интеллигентная, в личной жизни несчастливая.  Потом вдруг р-раз - и в одночасье начинают водить вокруг нее хороводы мужчины, достоинств необыкновенных. С какими-то запредельными ухаживаниями, вроде доставляемых каждый вечер под дверь розовых кустов ("и суп в горшочке, прямиком из Парижа").

  И она, внезапно преисполнившись виртуозного умения обращаться с ревущими зверями, принимается порхать среди них. Право, как бабочка. Остроумными репликами подогревая интерес к себе. Кого открытым огнем обожжет, кого на медленном проварит, а кого и в духовке с маслом и тыквой протомит до состояния полной рпассыпчатости. Красота, кто понимает. Золушки среднего возраста со многими принцами на выбор. И снова на насест не хочет, не-а. Ах, хорошо?

  К чему вспомнила. Кулинарных талантов запредельных каких-то природа не отсыпала мне. Но готовлю вкусно и разнообразно. И практически из ничего могу собрать стол на восемь персон. Только что-то не хочется в последнее время. Даже курицу в полете.
Tags: рутина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments