majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

"Вся королевская рать" Роберт Пенн Уоррен.

"Процесс как таковой не бывает ни нравственным, ни безнравственным. Мы можем оценивать результаты, но не процесс. Безнравственный фактор может привести к нравственному результату. Нравственный фактор может привести к безнравственному результат"
Зато у нас есть наша Духовность. Ну как, что такое? Кто изначально не настроен понимать, тому и не объяснишь, пожалуй. Вот маяться несовершенствами этого мира, доходить до глубин отчаяния, а потом взять топор, да и отправиться убивать мерзкую гадкую старушонку. Носительницу Концентрированного Зла. А что не одна дома оказалась, сестра ее невинная рядом, что уж теперь, придется и сестру до кумплекту. Или полюбить. До безумия просто полюбить мужчину. Отдаться ему, уйти от мужа, оставить ребенка. Потом ощутить на горле властно сжимающиеся мозолистые руки Духовности, да и броситься под паровоз. Двое детей сироты, двое мужчин глубоко несчастливы. Ну так что ж теперь, от Духовности отказаться?
Или вот еще встретить неожиданно существо, к которому привяжешься как ни к кому в этом мире. Холить его, лелеять, оберегать по мере возможностей от бед и горестей. А потом взять, да и утопить своими руками. Барыня приказали. Это да, это вот духовность. И что вы нам Кассом своим Мастерсом тычете.  Родился в нищете, вырос в бедности. Но грамотей. Читать любит. И когда старший брат, разбогатев, отдает в серьезную учебу, не на пустое место книжная премудрость ложится.
А мальчик-то хорош. Ах, хорош. Красивый, умненький и есть в нем это внутреннее благородство, врожденный аристократизм, который настоящую женщину равнодушной не оставит. И совершается прелюбодеяние, тем более скверное, что с женой лучшего друга, принимающего в тебе искреннее участие. Со страстно любимой женой. И "не было укромного уголка в этом доме, которого мы не осквернили бы преступной страстью". После друг узнает, кончает с собой, обставив все , как несчастный случай.
Подруга твоя продает в бордель рабыню, невольно узнавшую обо всем ("Она смотрит!"), ты пытаешься девушку выкупить и дать ей волю, но уже и след ее затерялся, много несчастных страдальцев в этой юдоли скорбей. Прежде любимая рвет связь с тобой, да ты уже и сам не смог бы длить. Глубины собственного падения открылись тебе через эту женщину, а такое любви не способствует.  Много работаешь, наживаешь состояние, освобождаешь рабов, которым не впрок. Рабство не только снаружи, внутри больше.
После война. Мальчик ты умный и знаешь, в отличие от шапкозакидателей, коих большинство, о техническом превосходстве противника. Представляешь степень безнадежности "нашего правого дела". А представляя, многое мог бы сделать, чтобы спастись. Ну или хоть покуражиться напоследок (на белой коне, в сером мундире с серебряным шитьем). Но идешь рядовым. Становишься героем этой войны, подняв в атаку батальон и выиграв тем битву. Никто не знает, что за всю войну ты ни разу не выстрелил в человека. Ты уже отнял одну жизнь, жизнь друга, и на тех инструментах, где взвешивают-измеряют-признают, признал себя виновным.
И ты умираешь от гнойной раны в госпитале. Среди сотен таких же страдальцев, зловоние и стоны сопровождают твой уход. Позже дневники и обручальное кольцо друга, снятое им перед самоубийством, перешлют твоему снова разбогатевшему уже в новой стране брату с прощальным письмом. Он кто, Касс Мастерс? Он зачем здесь? Затем, что он - Вилли Старк.  Затем, что страна, известная миру как образец бездуховности, демонстрирует раз за разом примеры такого вот бытового подвижничества.
Затем, что на тех весах, где взвешивают, измеряют и признают, ну вы понимаете, такое стоит дороже духовности с топором, паровозом и утопленной собачкой. А вы о беспринципном политикане.
Tags: американская литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments