majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

О поддержке.

  Приятельница вчера попросила помочь, в общем, привезти кое-что. Знаю ее с раннего ее детства - ровесница сына. Теперь очаровательная молодая женщина. Замужем, самостоятельна, дорабатывает последний месяц перед декретным отпуском. Вот и славно, - говорю, - у меня твой деньрожденьишный подарок больше месяца уже лежит, заодно заберешь. На самом деле, лежит: ее любимый парфюм и крем для тела того же запаха и лосьон для душа. Собирала по отдельности, не кучей покупала, с каждым новым флакончиком, попавшим в руки думая: О, это Ксюшке. Живем рядом и думаю о ней, а встретиться недосуг.

Едем, забираем, что ей нужно, болтаем о том-о сем. "Представляешь, Май, со мной то и дело на улицах знакомиться пытаются. Пузо уже скоро на нос полезет. Что эти мужики думают?" На самом деле животик у нее маленький и аккуратный, и под зимней одеждой почти незаметен. - А ты прям расстраиваешься из-за этого? - спрашиваю, - Прямо страдаешь? - Да нет, - хмыкает, - Где-то даже приятно, есть еще порох в пороховницах.  - У меня то же самое во время обеих беременностей было. Какой-то придурок за неделю до родов в кино даже звал сниматься (после подумала, что кино имелось в виду специфическое, но в самый тот момент не уточняла, покрутила пальцем у виска).

  - Так что не одна ты такая красавица, - заключаю. Разговор плавно перетекает в сферу женской внешности. Выясняем,  что красавицами себя обе не считаем, но отчего-то одинаково приятно нам, когда окружающие заблуждаются по этому поводу. Пусть уж их. Впереди авария, поэтому пробка и еле ползем, но это не расстраивает. Да просто хохочем уже, развивая мысль о собственной неземной красе, доводя до абсурда, нанизывая одну на другую подробности. Ну, бывают такие девчачьи разговоры. Которые и у бабушек, наверное, девичьими остаются.

  После она рассказывает о новом мамином поклоннике, от которого, хм, не в восторге и как не может понять, что в таком можно найти. Да не парься,- отвечаю, - тебе с ним не детей крестить, разве что к своей крестным позовешь. Красноречивый взгляд, снова смеемся. Вспоминаем поклонников наших мам. Как одни из них раздражали, к другим относились нейтрально, а о ком-то и вовсе думалось: как хорошо было бы, если... Но "если" не случалось. Знаешь, -говорю, - Был один человек, мама моя едва терпела его, а мне казался очень ничего дядькой.

  Мне 18, бьюсь в мягких объятьях самого тяжелого и затяжного кризиса, какой случался в жизни. Как раз февраль, все совсем плохо. И бессмысленно. И непонятно, зачем жить. И кажется, что жизнь закончилась, не успев начаться. А главное - загадочным образом это именно я во всем виновата. Он как раз пришел в гости к маме с тортиком, я собиралась уходить. Обмениваемся  незначащами любезностями, пока шнурую ботинок и вдруг сильно колет печень. Боль знакомая с детства, но тут она как последняя капля. Вдруг рыдаю, говорю, что в свои восемнадцать чувствую себя совершенной клячей и ничего, ну просто ничего хорошего впереди.

  Он не поднялся с места, не подошел, даже не сказал ничего. Просто смотрел и вдруг ощутила такую невероятной силы поддержку. Такой прилив энергии. Который как невидимым кольцом заботы отделил с того момента от мерзостей мира. Немного, но именно то, что было необходимо, дальше могла помочь себе сама. А потом на мой день рождения он подарил сто одну розу. Ну нет, он какой-то начальник был и у их конторы своя оранжерея. "Ну да-ну да, как всегда в советское время" - авторитетно заключает Ксюха, о советском времени знающая понаслышке. Снова смеемся.

  Но весь дом, представляешь, весь дом был в цветах, - говорю медленно и мечтательно. - Больше у меня никогда такого не было.
Tags: рутина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments