majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Бред I. Неразумная дева. Инфернальный супруг" Артюр Рэмбо.

  Дежурная фраза для подобных случаев: "Всех хороших поэтов знать невозможно". Своего рода пароль для самой себя. Тогда отзывом будет: "Но составить представление имеет смысл". Имеет, особенно когда это не просто ликбез в рамках культур-мультур, но настойчиво стучащееся к тебе с разных сторон имя. И не то, чтобы прежде не доводилось слышать об Артюре Рэмбо. Им пронизано культурно-информационное пространство.

 Взять хоть чарующие элюаровские эпиграфы к Саган. Слышала, что на Поля Элюара большое влияние оказал Рэмбо. Или "Заблудившийся трамвай" Гумилева. Уже в названии прямая отсылка к  "Пьяному кораблю". Тот же поэтический прием, какой впервые использовал основоположник символизма - прямое отождествление себя с неодушевленным предметом, пребывающим в движении (если честно, не очень люблю "Трамвай"). Набоков его переводил. У которого и проза как стихи, а теми, что подарил вымышленному персонажу, с юности смертельно ранена. Угу, "Из комнаты в сени свеча переходит..."

  А тут случилось читать "Ароматы кофе" Энтони Капелла, такая славная книга, второй месяц уже со мной. И не потому что мучаю. Наоборот, по чуть-чуть перед сном для отдохновения души. И там в африканском периоде странствий героя упоминается молодой француз, талантливый поэт, ныне умерший. Прежде он снимал склад, который теперь арендует англичанин и тоже подвизался в кофеторговле. Столь же неудачно. По возвращение героя в Лондон, его начинают расспрашивать о Рэмбо, успевшем стать легендой. Не самое сладостное чувство для человека пишущего - быть объектом интереса только в качестве посетившего мемориальные места другого пишущего.

  А сегодня в "Щегле" Донны Тартт наткнулась на взятые эпиграфом строчки Рэмбо: "Когда всех сильнее мы - кто отшатнется назад? Когда веселее - кто валится наземь от хохота? Когда мы дрянь дрянью - что они могут нам сделать?". И решила: труба пропела, пора читать. И читала. Нет, не полюбила и не очарована. Чуть загипнотизирована - это да. И ужасно, до боли жаль этого потерянного мальчишку. Материнский инстинкт, не иначе. Протянуть руку, обнять ободрить. Да только вот не нужна ему рука.

  "Окликнешь - поморщится, обнимешь - топорщится. А выйдет луна - затомится. И плачет и стонет, как-будто хоронит кого-то и хочет топиться". Нет, это не Рэмбо и не о нем. Это другой гениальный поэт о третьем, третьей. Гумилев об Ахматовой. Не самое уютное место для поэтических гениев наш мир. Что уж поделаешь.

  А все же "Первый бред" его хорош. Сплошное блуждание в лабиринте собственных чувств и чувств другого. Тупики, боль, кровавые слезы, заломленные в отчаянии руки. И ни-ка-кой, просто никакой возможности для счастья. Или все-таки есть? Не в этой жизни.
"Возле его уснувшего дорогого мне тела сколько  бессонных  ночей  провела  я,
пытаясь понять, почему он так хочет бежать от реального мира."


  
Tags: поэзия
Subscribe

  • Литературный троллейбус.

    Я видела этот троллейбус на городских улицах с прошлой весны и все хотела рассмотреть подробно, да не получалось. На одном только перекрестке по…

  • О навигаторе, Сызрани и "Вахтерах".

    Почему вещи ломаются? Поди разбери. А почему в определенное время ломается все подряд? Да какая разница, просто потому что нужно взять и…

  • О семейном.

    В наших жилах кровь, а не водица. Маяковский. - Мам, можешь сказать, как твою бабушку и дедушку звали? У нас задание - построить родословное…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments