majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

О мизансценах. "Колдун и кристалл".

  Мне мучительно, когда кто-то попадает в неловкую ситуацию или переживает унижение. В реальной жизни с таким нечасто сталкиваешься и всегда это несет ощутимый оттенок "он сам нарвался". Зачем, ну зачем было вести себя таким образом, какой давал мерзавцам понять: с тобой так можно? Почему не давал отпора? Неужто рассчитывал, что само собой рассосется? Но ведь так не бывает. Те, кто воспользовался твоей добротой, а после пнул тебя, сделают это снова и снова с тем большгим удовольствием, чем более безнаказанными себя ощутят.

  В литературе, кино и на театре чуть иначе. Условность искусства позволяет таким образом сместить акценты, что перед зрителем-читателем оказывается невинная жертва чужого коварства и лютой злобы. Искусство - зеркало жизни, но кто сказал, что непременно должно отражать ее в деталях, видимых с моей точки зрения? Так уж вышло, что четвертая книга "Темной башни" стала вообще самым любимым моим у Кинга, о которого всей головой еще подростком ударилась, да так до сих пор и хожу в каске, улыбаясь. В смысле - все читаю, что он написал (все-все-все).

  Потому "Колдун и Кристалл" не самая любимая книжка из двух, прочитанных у писателя, а самая из полусотни примерно. Что меняет картину. Это было первым, где не пропустила ни одной страницы с описанием баталии. И первым, для чего вычертила  план-схему (кто где стоял, куда двигался, к чему привело) финальной битвы в помощь не идеальным своим пространственным представлениям. И, ну да, едва обнаружив, что могу читать по-английски, понимая (хотя бы даже и не во всех нюансах) происходящее, именно за "Колдуна" взялась в оригинале.

Там есть сцена с придурковатым парнишкой, прислугой за все в салуне, который держит сестра мэра (коррупция, мать ее) и где любит проводить время тройка недавно приехавших в город по неясным темным делишкам типов. Чрезвычайно опасных. У кажджого на стыке между большим и указательным пальцем вытатуирован реалистичный гроб, сами себя называют "большими охотниками за гробами" (это в русской книжке, на английском воспринимается, как "гробовые охотники"). Мирные земледельцы и скотоводы, любящие похорохориться среди себе подобных, рядом с ними стихают и держатся подальше, если непосредственно к ним не обращаются. Когда обращаются - услужливо выполняют. Сила, она всегда сила.

  И вот этот самый мальчик Шимми сливает опивки со всех стаканов, "верблюжье пойло" называется мерзкая смесь, которая получится в итоге, грошовый опохмелятор для самых опустившихся, еще свиньям, кажется, подмешивают в корм. Случайно спотыкается и вонючая жидкость выплескивается на сапоги одного из гробовых охотников. Ты понимаешь, в общем, что мальчишка не жилец уже. Управляющий бара имеет основания полагать себя отцом Шимми и пытается как-то загладить его вину, мгновенно лишаясь трех зубов (типо- не лезь под горячую руку). Все.

  В городок совсем недавно прибыло еще одно трио чужаков. Совсем мальчишки. Детки из богатеньких сстоличных семей, что-то накосячившие и в наказание отправленные родителями в род ссылки с невразумительным заданием проинспектировать наличные ресурсы региона. Их всерьез не воспринимает никто. Но мы, читатели, знаем, они Ка-Тет, они Стрелки, в пространстве сдвинувшегося мира "Темной башни" - хранители порядка и стабильности, истинные Гаранты. Роланду всего 14 и он не рвался раньше времени проходить инициацию в этом качестве. Так сложилось, жизнь жестока, обряд стоил жизни его любимому питомцу, выбранному в качестве оружия и искалечил Учителя (ученик может стать Стрелком, только победив в единоборстве наставника). Но то за кадром.

  В самый тот момент, когда мужик в оскверненных сапогах собирается покуражиться над дурачком. прежде чем убить: "Ты вылижешь мои сапоги языком". И Шимми пытается бормотать что-то в оправдание, но уже встает на колени и таким мучительным унижением пропизана вся сцена, что хочется зажмуриться, уйти подальше или книгу захлопнуть и не открывать больше. Один из мальчиков, Катберт, он такой пересмешник в тройке, останавливает:  "Стоп-стоп, это негигиенично" -Ты шел бы, малец. И рука уже к пистолету, лежащему на стойке, тянется. А у мальца в руках оказывается рогатка. Он так ловко с нею управляется, что пистолет слетает со стойки, а ладонь, протянутая за ним, серьезно поранена.

  Дальше невероятной красоты мизансцена. Другой "охотник" берет на мушку Катберта, который уже заложил в рогатку следующий металлический шарик и направил на сапоговладельца. Второй мальчик, Алан, приставляет нож к его горлу. Третий и самый опасный из гробовщиков вынимает пистолет, целясь в Алана. Все решено, кажется, не в нашу пользу. И в этот момент в бар входит Роланд. Он без оружия (да и не положено в Срединном мире огнестрельное оружие пацанам). Руку, палец приставляет к спине мужика и говорит несколько слов. Но так. что тот понимает - это Стрелок и он не шутит.

  Вестерн, чистый вестерн. "Ура! Наши взяли водокачку! Да здравствует советская Америка!" Я не знаю, почему, но на английском прочиталась не боль и унижение, а эта красота и строгая правильность. И спасенный мальчишка. 
Tags: Стивен Кинг
Subscribe

  • Текстоцентрическое

    Текстоцентрическое Река эта – сплошной обман? Мнимая красота, скрывающая беспримерное уродство? Или, наоборот, – одна только правда? Чистая,…

  • iodb.ru

    iodb.ru Posted by Майя Ставитская on 7 июн 2018, 09:40

  • Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным.

    Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным. Posted by Майя Ставитская on 18 май 2018, 11:57

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments