majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Из темноты". Лазарчук.

  Этот рассказ один из самых страшных, какие читала в жизни. С периодически испытываемой потребностью вернуться к нему, перечитать. Хотя обычно не возвращаемся ведь к вызвавшему негативные эмоции. Та еще загадка. Или нет никакой загадки, а есть невероятной силы и красоты произведение малой литературной формы. Несущее в себе смысла, насыщенное событиями настолько, что достаточно было бы на целый роман. Ну вот и разобралась. Пары минут довольно. Все бы жизненные вопросы так решались.

  Обычные люди живут своей обыденной жизнью (в смысле - не боги. не цари и не герои, равно далекие от властной и бизнес элиты). А им и достаточно, большей частью. Потому что каждый в отдельности совершенный инструмент восприятия. Сейчас объясню, чтобы понятно. Можно пропускать через себя тонны отборного качества информации: зрительной, слуховой, обонятельной, осязательной, вкусовой. На выходе давая миру продукт, для которого изобретен унитаз. В некоторых случаях, как из стругацких "Хищных вещей века", даже пахнущий розами (там, помнится, специальные таблетки изобрели), что не меняет сути.

Так в большинстве случаев и происходит. Но иногда возникают своего рода мутации. Социум порождает из себя человека, способного видеть-слышать-чувствовать мир иначе. На ином уровне насыщенности. Острее, ярче и глубже. Как правило, потенциально способного передать свое чувствование дальше. Скандинавские воины (среда грубее некуда) чрезвычайно ценили людей с такого рода даром, выделяя их и оберегая. Ну да, в их системе мировосприятия было ведь добровольное девятидневное бдение Одина, распятого на ветвях мирового древа Иггдрасиль. За тем, чтобы удостоиться подобного дара, в числе прочего.

  Наше просвященное время дало кухарке возможность управлять государством (н-ну, объяснило ей, что может). А значит неча бездельничать и тунеядствовать. Ишь, какие поэты сыскались. Эдак каждый себя объявит, а обчество корми вас, дармоедов. Они и не объявляют, каждый приспособился как-то "пользу приносить". И каждый в отдельности вполне удовлетворен немасштабной своей реальностью, которую имеет возможность воспринимать в формате 5D Dolby Digital в мире, который смотрит сквозь засиженную мухами линзу КВН.

  А потом начинается Оно. Детский страх темноты, не до конца изжитый, возвращается и похоже это на безобидную горную речку. Вчера вечером еле заметную среди камней, а нынче поутру после дождя мутным ледяным потоком с водоворотами, сносящую жилье, людей и животных. Только у них не поутру - ночами. Особенно тяжело в новолуние. И перед грозой. И никто из тех, что рядом, не понимает сводящего с ума парализующего, выворачивающего наизнанку ужаса. Могут любить, заботиться, пытаться облегчить. Могут таскать по врачам и пичкать лекарствами. Толку чуть.

  А потом кому-то из людей-инструментов приходит мысль искать себе подобных. И находит. Не одного даже, пятерых. Все разные, у каждого своя жизнь свой уровень социализации. Но вместе легче переживать новолуние. И, тут еще вот какая штука. Ты всегда считал, что один такой на свете. С мыслью этой сжился и не роптал. И вдруг, как бесценный дар судьбы, такие же, как ты. Частью не имеющие потребности навязываться, частью выдрессированные предыдущей жизнью. Они рядом, когда нужны и не испытывают потребности в бессмысленных социальных реверансах, когда потребность в них ослабевает. Идеальное партнерство.Не было бы счастья?

  Ну да, и вместе легче переживать новолуния. И... вы понимаете в один не прекрасный момент, что прекрасен ваш союз не случайно. Каждого в отдельности чуть заточили определенным образом ловкие и безжалостные руки, чтобы пригнать одного к другому возможно плотнее и сделать из вас Дверь. Нечеловеческие ловкие руки. Этот мотив сквозной у Лазарчука - коллективное действие, ритуал определенного рода с достаточно большим количеством участников. Объединение физической, психической и ментальной энергии которых дает возможность перехода. Разная степень вовлеченности и осмысления участниками своей роли в происходящем в разных произведениях. Но смысл неизменен.

  Так или иначе, этими людьми осмысленно и понято. И признано невозможным к исполнению. Надо разрывать связь. Вот это и есть самое страшное. Физические страдания на и за гранью выносимого. И другое "боюсь найти тебя и потерять потом", как поется в хите времен и народов "Бесаме мучо". Удивительный рассказ. Стилистически безупречно. Огромный пласт "сплошного" текста в точке катализа. Необычно по форме. И насыщенность: раствор до кристаллизации, пружина в крайней степени скручивания, мегаджоули потенциальной энергии. За то и люблю.
Tags: Андрей Лазарчук, дверь, русская литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments