majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Я отворил пред тобою дверь" Марина Юденич.

  Моя подруга, самая умная и красивая девочка на свете (ну как, девочка, она бабушка уже два года как. Но это не суть, для меня навсегда останется Мальвиной с распахнутыми голубыми глазищами). Так вот, она - чрезвычайно утонченное создание. Не может ездить общественным транспортом, ей физически плохо в местах скопления народа. На самом деле. Единственный знакомый мне человек, которому вынужденные поездки в троллейбусе стоили нескольких порезанных сумок и вытащенных кошельков.  В ее гороскопе есть на это указания.

  Тут рафинированность не из снобства и желания казаться тем, чем не являешься. Просто грубая изнанка жизни и она несовместимы. Совершенная иллюстрация к "лучше голодай, чем что попало есть и лучше будь один, чем вместе с кем попало" Омара Хайяма. Среди прочего, эта особенность определяет и литературно-кинематографические ее пристрастия. Действие непременно должно разворачиваться во Дворце или Замке, героями князья и герцоги (графья на худой конец).

  Если по странному стечению обстоятельств судьба занесла героиню в сиротский приют, узилище или бандитский притон, это непременно для того, чтобы дать возможность рыцарю на белом коне или принцу под алым парусом вызволить ее. Или даже не дать. И бедное ее сердце разобьется на множество сверкающих осколков. Или даже не разобьется. Останется чистейшей воды бриллиантом. Непременно чистой воды и не меньше трех каратов весом.

Нужно антуражное искусство для отбражения извилистого внутреннего мира. Такая, например, книга. Героиня страдает, брошенная возлюбленным. Красиво, исключительная красота и мощь ее терзаний таковы, что "когда я хотел проехать мимо, мой конь заплакал, как младенец" (с). Пытается искать утешения в молитве - все не впрок (ну да, таким как она девушкам, чтобы впечатлиться, не меньше, чем эпифания нужна). Еще, как водится, суицидальная попытка - предварительно громко оповестив родню. Бабки, экстрасенсы и тоже не тавесм. И вдруг находится элитный (та-дамм!) психолог. Он живет в лесу, эдакий отшельник нового времени, в бунгало со всеми удобствами и белой (!) мебелью, как бы парящей в белом пространстве его комнат. Эвона как, Михалыч.

  Вот это нам подходит. На пару недель страдалица поселяется у терапевта-гуру-кудесника. Он не преминет рассказать ей в ходе "лечения" о том, что таких, как она - одна на миллион (хотя даже и на миллиард, возможно). Чего-то там своими психотехниками из нее вытаскивает. Главным образом интересуется привычками и предпочтениями оставившего ее так безжалостно человека. Который, н-ну видный бизнесмен и восходящая звезда политики (как иначе!). И меры безопасности у него исключительные, и кордонами себя окружает, скваозь которые не пробьешься. И живет, ну вы уже догадались - не чета смердам.

  Параллельно рассказ об испанской грандессе (ее то графиней, то княгиней называют, так и не разобралась "светлостью" или "сиятельством" величать). Оставленной в далеком средневековье разлюбившим ее герцогом (угу), ради женитьбы на молодой, родовитой и прекрасной (еще более, хотя кажется некуда уже) сопернице. Съехавшей слегка с глузду и, обратившись к лесному (!) колдуну, дабы сгубить магией врагиню. После чего умученной в подвалах инквизиции. И сожженной после смерти.

  Она, грандесса, тоись, пытается остеречь героиню от загубливания души взмахами рукой во время явлений в снах. Но Дьявол (вы ведь уже догадались, что именно он, Такой девушке мелкого беса подсовывать бесполезно) недаром зовется Отцом Лжи, все интерпретации искажает. И вот уже началась охота на экс-возлюбленного, его сводят с ума сообщениями на пейджер (паровая машина мистера Ватта - великое изобретение современности) о выигрышных номерах в казино, ставя на которые, впрямь, выигрывает, страшная вешчь!

  Вот, а девушка, пустошенная снутря, отправляется в израильскую клинику сделать пластическую операцию. Под наркозом снова встречается с загадочной красавицей, делающей знаки, сызнова не может понять. После едет на экскурсию, окзывается захваченной палестинскими террористами в числе других заложников (полный автобус детей и русский профессор, жизнь посвятивший разгадке страной истории помянутой выше грандессы). И вот в обреченном автобусе части пазла совмещаются в ее голове, пасьянс сходится. Она понимает - должна даровать Прощение!

  И она берет спутниковый телефон у главного террориста, звонит в Москву бывшенькому, объясняет, что это ее стараниями вся шняга вокруг его персоны. "Борись, - говорит - Ты сможешь!" "Сука, - отвечают с того конца, - чтоб ты сдохла". Оно и будет счас. С автобусом, полным детей, профессором истории и теролюгами. НО! Душа этой женщины спасена. И той средневековой испанки теперь тоже.

  Что это было, Холмс? А ведь взяла освежить в памяти, очень уж темой Дверей в последние дни торкнуло: Кинг, Мейчен, что-то такое еще было. И впервые читала, помню,  не без приятности. Да ведь сейчас "не без". Язык больно хорош,. Декорации, опять же. "Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман".  Ну и, убедилась в дрогорядь - синдром богоизбранности, характерный для русской интеллигенци вообще, у русских антилигентных девушек страшнее напалма.
Tags: дверь, русская литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments