majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Сад"/Zahrada.

"Взгляните на птиц небесных. Они не сеют, не жнут, не собирают в житницы. И Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?" Очень точно к фильму. Рекомендовали, предупредив о тяготах просмотра. Оказался очаровательно-милым. Для обозначения того, чем является герой, существует термин "кидалт" - взрослый ребенок. Тридцать мужику, а все кочует из одного учебного заведения в другое, живет с отцом, крутит роман с клиенткой отца. Ну как роман, когда бабешка сама на шею вешается и ничего тебе не стоит, отчего не протянуть лишний раз руку. А отец, надо полагать, питает его.

В один не прекрасный для Якоба день терпение папы (который тоже, в общем, не олигарх - простой закройщик) лопается и сыну предложено продать дедов сад, чтобы уже приобресть себе, куда отделиться. Это такое место, о котором герой Буркова в рязановском "Гараже" говорит: "Я за машину родину продал". Здешний малый, правда, в родовом гнезде не бывал. Папа со своим отцом был в конфликте и сына к дедушке не возил. Ну и тем более не жаль. Много за выродившийся одичавший сад и дом-развалюху не выручишь, но что-то взять можно.

  И герой едет взглянуть. "Гарнизон крепости встретил нас бесприязненно". То есть, какие могли мелкие пакости обрушиться на визитера в принципе, такие и поймал. Но он не нытик и не гнилушка, и удивительно неприхотлив в быту. Вместо того, чтобы ноги в руки и перепоручить реэлторам, остается. Тычется во все, как слепой щенок. С бестолковой своей неприспособленностью пытается выправлять и... Отлаживает, чего окончательно не ломает.

  А там девушка появляется. Не чета той, первой, эта на всю голову больна. И совершенно чудесная. Если есть на свете существо, импульс заботы о котором может стать катализатором взросления героя, то это она, Хелена. И ничего не складно, и нигде не ладно, а все же это концентрированная жизнь. Ярче и насыщеннее, чем имели бы они, добиваясь карьерного роста, богатства и популярности. Кто под что заточен. Для него и для нее Мир - Божий Сад, полный чудес и диковин. А сад - целый мир.

  И дивная сцена с отцом. Прежде поездка на разваливающемся рыдване, который получил Якуб от нахрапистого дядьки, что вломился в сад (туда то и дело кто-то вторгается с философскими и религиозными доктринами, равно бесполезными и лицемерными). Тот был Жан Жаком Руссо: назад к природе, нестяжательство и простота, исповедь сына века. И под шумок умыкнул крепкую тачку хозяина, оставив взамен груду металлолома.

  Вот за руль этого кошмара и решается сесть отец (всю жизнь, подозреваю, боявшийся испортить вещь дороже десяти копеек, неосторожным обращением - все комплексы). Впервые в жизни. И едет. А после в придорожной кафешке испанский танец под акапельное пение сына. И надравшись в хлам распевать под звездами. Красота! Ах, прежде еще они постригли друг друга почти под ноль допотопной дедовской машинкой.

  Есть другое чешское кино с тем же названием, снятое почти тремя десятилетиями раньше. "Сад" Шванкмайера.  По-чешски "заграда". Там буквально люди, создающие собственными телами ограду для уютного существования партийного бонзы. Кафкианский сюр. Человек, низведенный до состояния штакетины. Как по мне, пусть уж лучше пчелы, муравьи и доски забора будут живыми. А Отец их Небесный напитает их. Они ли не гораздо лучше птиц?
Tags: кино
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments