majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

"Муза Пикмана"

  Это о двери. Сквозь которую в наш мир пытается войти что-то, ему не принадлежащее. Оно сколько угодно может называть себя Старыми Богами и Истинными Повелителями. Все это разговоры в пользу бедных. Никогда здесь не были. Но очень хотят. Потому что наш мир, каким бы тусклым, блеклым, непраздничным ни представлялся тонким натурам, место прекрасное и удивительное. И здесь много всего хорошего. Мы, например. Которых можно употребить в пищу. Буквально или заставляя реагировать на определенные ощущения определенными эмоциями. На боль страхом, отвращением, безнадежностью, отчаянием. Для тех, кто не понял. Или решил, что хохотом на щекотку.

 Молодой небесталанный художник, переживающий творческий кризис (буквально в депрессии мальчишечка), внезапно начинает писать в прежде несвойственной ему живописной манере. Невероятно быстро и практически не помня процесса. Работы,выходящие из-под его кисти (иногда карандаша) реакцию вызывают неоднозначную. От обвинений в подражательстве со стороны агента, время от времени подбрасывающего выгодную халтурку. До безапеляционных призывов немедля уничтожить от квартирной хозяйки (ото ж да, ценитель она найпервейший).

Самое яркое, на грани клиники, впечатление рисунки Пикмана производят на нью-йоркскую племянницу хозяйки. Девушка роняет из рук блестящую закрытую крышкой сковороду с какой-то хренью: "Что же вы, даже не впустите нас, моя красотка-племянница целое утро для вас готовила!" Когда бы пишущей эти строки пришлось целое утро чего-нибудь готовить, результаты не уместились бы в одной средних размеров сковородке. Но самое, пожалуй, ужасное то, что это был единственный живо заинтересовавший момент в фильме: что ж там разлетится по полу из упавшей посудины? Не показали, сволочи!

  Так вот, о нерадивой американке. После она рыдает, сидя попой на далеких от стерильности ступенях подъезда. Не позабыв предварительно вызвать полицию. Правильно, пусть арестуют эти мерзкие картинки. Заодно уж с их создателем (подумать только, она целое утро убивалась у плиты и за-ради что?) Здесь бедняжку и находит психоаналитик Пикмана. Как, вы не знали разве, что в Америке у любого бездомного, имеющего в карманах блох на арканах, есть свой психоаналитик. Теперь знайте. И надо же. какое совпадение, именно этот специалист пользовал свихнувшегося незадолго до описываемых событий другого художника. Прославившегося чередой особо жестоких убийств.

  Что ж не помог психоанализ? Ну какая ты, право! Тут Древние Боги, Ужас Глубин, Космический Разум, кто ж против него попрет. Поди Фрейд с Юнгом и те скопытились бы. В общем, прежде дохтур защищает подопечного, но после строго так говорит, чтобы бросил баловство в стилистике маньяка-Гути. А вот и хрен, у него уже такое вИдение мира (это наш Пикман, в ослеплении новообретенной манерой и чрезвычайно высокой производительностью труда себя уверил). Врача выгоняет, потом подселившиеся в его голову квартиранты требуют порешить пару-тройку соседей с особой жестокостью..

  Пикман борется-борется, даже к маньяку-предшественнику пробирается в палату (тот почти как Ганнибал Лектер за семью замками) на предмет консультации "все, что вы хотели знать о Древних Богах, но стеснялись спросить". А потом ломается все ж (оченно хочется снова смотреть на дивные пейзажи, не оцененные безграмотными бабами). И ту самую племянницу отлавливает, связывает ручки-ножки, ножиком в глаз целится. Два мужественных психиатра спасают девушку от смерти, Пикмана от преступления, а наш мир, соответственно (но об этом они скромно не подозревают).

  Скверно снято, картинка отвратительная, как с мобильного телефона. Актеры на роли героев, словно бы с чаеразвесочной фабрики взяли смену. Смотрится с тем, примерно зрительским удовольствием, с каким в раннем детстве материалы XXVI съезда КПСС. Нет, не страшно. И даже не омерзительно. Тупо.  Есть две потрясающие вещи, тесно связанные с лавкравтофскими мотивами в моем понимании. Три, но "Океан в конце тропы" Нила Геймана не страшен. Хотя в нем тот же яркий пафос "держателей". Людей, оберегающих наивных нас. И два страшных рассказа, пронизанных теми же мотивами."Из темноты" Лазарчука и "Н" Кинга. Если кто хочет получить наслаждение от преломления лавкрафтовых тем у современных творцов, прочтите три этих произведения. А "Музу Пикмана" на помойку. Там ей самое место.
Tags: кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments