majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

О языковом постижении.

  Семи лет влюбилась. Накануне в воскресенье выбирались с мамой в город и зашли в книжный. "В город", потому что четыре остановки ниже Зеленого Базара были в моем детстве местом, из которого "хоть три года скачи, ни до какого государства не доедешь". С инфраструктурой в виде школы, садика и автобусной остановки и многообразием очагов культуры под вывеской: магазин "Продукты". Так вот, чего-то нужно было, съездили в центр и на обратном пути уже в букинистическом отделе мама купила под картонной траченой жизнью обложкой "Рассказы о Шерлоке Холмсе". Юному эстету, каким была к своим семи, книжка активно не понравилась. Страницы шероховатые наощупь и картинок нет, картон волокнистый, фи.

В понедельник мы проспали. Никогда такого не бывало, а тут... Мама вовремя не проснулась, читала всю ночь. И по частично совпавшему пути (обычно в разное время из дому уходили), задыхаясь на бегу, рассказала "Пеструю ленту". С этого начался мой Холмс. При воспоминании о первом классе, не школа перед глазами и не лучшая подруга Таня, а вот это. Желтый круг света от настольной лампы, взгроможденной на кровать, ошутимое тепло ее колпака и книга с желтоватыми шероховатыми страницами в круге. И он, человек, в котором все мужчины, необходимые для счастья в жизни и не бывшие в ней. Старший брат, отец, наставник. Бог. Да, вот так и именно так.

  В трагический хаос мира, не менее болезненный от того, что неосознаваемый, вошла упорядочивающая гармония. Понимание: все подчиняется неким законам, зная которые, ты не слеп. Как все вокруг. Можно стать на порядок сильнее и видеть скрытую суть вещей, и ясную картину, где другие - детали; и предвидеть развитие событий. И помогать тем, кто не может. "Помогать" было ключевым, не "стать выше". Не знаю, почему, каждый свою внутреннюю глубинную суть несет, свое здание мировой гармонии. И встраивает в него необходимые вещи. Ливанова нежно люблю, но не Холмс мой, очень удачное воплощение. Он океан, который меньше Вселенной.

  А в четырнадцать выдалось лето драматургии. Не в смысле особой драматичности событий. В том, что проводила его в обществе старшей сестры из Ташкента у бабушки и Зухра, девочка-смерч, девочка-звезда, одержима была тем летом пьесами Шекспира. И я читала все то же, что взбаламошный мой кумир. Отдавая  приоритет комедиям, разумеется. Только "Ромео и Джульетта" из трагедий тем летом прочитаны. "Гамлет", "Макбет", "Лир", "Отелло", "Буря" позже, с другими не спозналась и по сей день. Но фейерверк впечатлений от читанной пьесы, который может быть куда ярче ее сценического и даже экранного воплощения, он вспышкой со мной и сейчас.

  Правда-правда, ни один из театральных или кино- "Снов в летнюю ночь" не сравнится с тем, что видела, читая. С год назад в комиксе Нила Геймана "Песочный человек" столкнулась с такой примерно силы культурным шоком у мифологических созданий, перед которыми Шекспир и другие актеры театра "Глобус" разыгрывают помянутую сцену. "Это ведь мы!"  Примерно так. Но вернемся, комедии Шекспира закончились, а читать пиесы хотелось. Благо, библиотека у бабули хорошая и дальше был Шоу. "Пигмалион", как иначе?

  Что, думаете история Золушки? Д-да, наверное. Но..., ну конечно Хиггинс. Профессор, который поговорив несколько минут с человеком, расскажет вам о нем все. Еще одна ипостась Холмса. Любви не случилось, изощренный четырнадцатилетний человек менее чувствителен к ее стрелам, чем одинокий семилетний. Да и, это было просто приветом, еще одним этажом в здание мировой гармонии. Они будут случаться потом. Мужчины, упорядочивающие мировой хаос. Персонажи. Вживую не довелось.
Как-как там Шерон Стоун сказала: "Мы сами стали теми парнями, за которых в юности хотели выйти замуж"? Работай, деточка.

  
Tags: система ценностей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments