majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Злой мальчик" Валерий Печейкин (шорт премии НОС)

Хороший, умный, злой... мальчик

Каждый год я говорю вам: "Голосуйте за меня."
Каждый год слышу в ответ: "Тебя нет в избирательном бюллетене." Друзья, ну вы же не дети... Нет в бюллетене - так впишите

Ну,  по крайней мере, в одном месте вы можете отдать свой  голос за автора, не прибегая к сомнительным манипуляциям с бюллетенями. Премия НОС открыла  читательское голосование за книги своих номинантов с возможностью прочесть их безвозмездно (то есть даром). Налетай-торопись!

Сборник малой прозы драматурга Валерия Печейкина, который в коротком списке, - это такие очень компактные рассказики, больше всего похожие на сетевые тексты: ударное начало, энергичная сердцевина на злобу дня, яркий финал, часто с панчлайном.  Отменный литературный язык не исключает использования ненормативной лексики в эстетской манере новой русской интеллигенции. Идеальный формат для репостов и обсуждений. Думаю, не ошибусь, если предположу, что большая часть начинала жизнь фейсбучными постами.

Мне пока не довелось читать пьес автора, курирующего, между прочим, в Гоголь-центре программу "Гоголь+" (про "смотреть на театре" не говорю, это наверно надо жить в москвах), думаю, что теперь непременно прочту, мне нравится, как он пишет. Ох нет, начала "Мою Москву" и это слишком сорокински, если вы понимаете, о чем я. Ну. то есть, я-то дочитаю, нас таким не напугаешь, но беременных и слабонервных просьба удалить от экрана. Однако теперь не о драматургии Печейкина, а о его "Злом мальчике."

В сборнике тринадцать разделов, символическое число, под каждым тематически объединено несколько  рассказов. "Сложная фамилия" - воспоминания о ташкентском детстве драматурга. Ностальгические, забавные, саркастичные и милые, невзирая. "Кукуха поехала" - салют, самоизоляция,  о том, как ощущает себя экстраверт, лишенный возможности непосредственного общения. "Неправильное кино" ожидаемо о российском кинематографе, точнее о том, что пытаются за него выдавать, но остановимся уж на том, что всякая нация достойна своего кинематографа.

Вряд ли есть смысл каждый из разделов освещать подробно, куда проще прочесть и порадоваться. Потому что в целом это довольно позитивное чтение. Хотя трагичные ноты имеющий уши не раз и не два услышит. Печейкин открытый гей, а в условиях нашей дремучей патриархальности каминг аут требует немалого мужества. Нарочитый цинизм в этом случае не отталкивает, а воспринимается своего рода защитной оболочкой. Некоторые рассказы из раздела "Бедная Настя" эмоционально вовлекают на уровне, сопоставимом с "Мы умели верить" Ребекки Маккой, одной из лучших книг этого года.

И несколько слов о заглавии. Знатоки русской классики непременно вспомнят одноименный чеховский рассказ, такая уж у Антона Палыча планида -  вдохновлять современных авторов на литературный подвиг, в том числе названиями произведений (Акунин подарил нам  свой вариант"Чайки", Веркин "Острова Сахалина", "Трех сестер" склоняли немерено). Теперь вот "Злой мальчик", история мелкого шантажиста, чей звездный час  бесславно закончился, когда влюбленный молодой человек набрался-таки храбрости посвататься к его старшей сестре. Хотя, кажется, внутреннее наполнение этого эпизода ближе "Моей Москве"

И потом оба они сознавались, что за всё время, пока были влюблены друг в друга, они ни разу не испытывали такого счастья, такого захватывающего блаженства, как в те минуты, когда драли злого мальчика за уши.
Tags: современная проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment