majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

"Железный совет" Чайна Мьевиль

Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем

Революция, ты научила нас
Верить в несправедливость добра.
Сколько миров  мы сжигаем в час
Во имя твоего святого костра?
ДДТ

Любите ли вы  Чайну  Мьевиля, как его люблю я?  Есть за что. Он  феерически талантлив.  Написал "Вокзал потерянных снов", изменивший  представление о жанре фэнтези, когда ему не было и тридцати. Редкий умница и диссертацию (не  имеющую, заметьте, отношения к литературе), защитил  примерно в том же возрасте.  Чертовски красив, высок и сложен как античное божество.  Он последовательный марксист и придерживался своих взглядов задолго до того, как это вошло в моду. Специалист по истории русской революции ("Октябрь") и поклонник Льва Троцкого -  сквозная для его произведений тема поезда несомненный, оммаж агитпоезду Троцкого, а имя  главного героя Иуда Лев прямая отсылка ко Льву Давыдычу.

Интеллектуал и эрудит, вводит в свои книги сложнейшие лингвистические ("Посольский город"), социопсихологические ( "Город и город"), искусствоведческие ("Последние дни Нового Парижа") идеи.  Бывает невероятно забавным и успешно пародирует классику ("Рельсы")  Написал гомоэротический спагетти-вестерн во времена, когда гей-тема еще не стала "повесточкой", а  вестерн и  вовсе воспринимался ее антиподом (упс, вот тут надо было промолчать, чтобы не настроить против автора воинствующих гомофобов, но что уж поделать, сказалось - пусть остается).

Итак, третий роман нью-кробюзонского цикла. Завершающий  трилогию о самом необычном, отталкивающем, прекрасном, безобразном, притягательном, омерзительном, ярком из городов, когда-либо созданных человеческим воображением.  Устроенный достаточно сложно, он начинается, продолжается и заканчивается  странствиями героев в поисках кого-то/чего-то представляющего для них невероятную важность, и ради встречи с чем они готовы рисковать жизнью. В начале романа это Железный совет, собственно тот, что дал ему заглавие.

На самом деле, это бронепоезд, захваченный революционерами, который свободно колесит по просторам. То есть как, разве  поезд - это не по определению движение в заданном направлении? Но этот особенный, неуловимый, его пассажиры - еще и проходчики, которые разбирают рельсы позади  и прокладывают их вперед, служа делу революции не без помощи магии. Не забыли, Нью-Кробюзон -  мир, где магия имеет место. Каттер сотоварищи ищет Совет, чтобы сообщить, что отряд милиции Нью-Кробюзона идет по их следу тайными тропами свернутого пространства, чтобы уничтожить, применив новое чудовищное оружие. О теме поезда так хотелось бы поговорить особо, начиная с "Рельсов" самого Мьевиля, в которых планета опоясана рельсами без конца и края, и заканчивая связью с пелевинской "Желтой стрелой" и "ЖД" Быкова, но этак нам никакого времени не хватит.

Каттер был учеником и другом (и любовником) революционера и мага-големиста Иуды Лева,  рассказ о котором займет изрядную часть объема книги. В свое время, около двадцати лет назад тот был железнодорожным разведчиком, отряд которого погиб, а его единственного выжившего  приютили у себя дикие свободные копьеруки, на  которых люди  прежде охотились ради их конечностей. Живя у копьеруков, Иуда овладел одной из разновидностей их не боевой магии, которой  пользовались женщины и дети для игр - созданием големов. А нужно сказать, здешние големы  не обязательно глиняные создания, это могут быть объекты, собранные из чего угодно.

Пережив задолго до описываемых событий, машинный бунт, Нью-Кробюзон строго запретил механизмы в качестве помощников  по хозяйству. Но оживленные с помощью магии големы приспособлены к выполнению тяжелых работ неплохо. И в принципе, как маг-големист Иуда мог быть недурно обеспеченным, но он думает о другом и мечтает о справедливости для всех отверженных, коих в Н-К неисчислимое множество. Самые бесправные переделанные, однако и прочие меньшинства не могут похвастаться равными правами и возможностями с людьми, и среди последних привилегированных куда меньше. чем бедноты.

Есть еще линия Ори, тоже рабочего, агитатора, революционера, также влюбленного в Иуду (что уж тут поделать), которая странным образом переплетается с историей Спирального Джейкоба, который производит на всех впечатление полусвихнувшегося старика бомжа, на деле будучи агентом соседнего государства Теша,  состоянии вялой вражды с которым перейдет в открытое военное столкновение, а лазутчик Джейкоб, бормочущий что-то под нос и чертящий повсюду свои спирали, окажется владельцем чудовищной силы оружия, и заодно пятой колонной.

Спровоцирует войну убийство мэра Н-К, война, в свою очередь, послужит катализатором для революции - все как у нас в начале века, закончится только иначе. И ах, да, будет же еще монах Курабин, жертвующий ради ценной для своих друзей информации различными аспектами своего восприятия, буквально отдавая себя по частям делу революции: родной язык, воспоминания, наконец зрение. И вот тут время добавить ложку дегтя, которая портит все. Роман роскошно-избыточен, но в нем чересчур много всего намешано, и вычленить смысл практически невозможно. все тонет под нагромождениями монструозных созданий мьевилевой фантазии сильно в ущерб эмоциональная привязке. Здесь не будет как  с девушкой-хепри, редактором "Буйного бродяги", Гарудой, ученым в "Вокзале потерянных снов".

Крутейшая книга, соединение истории любви, политического триллера, фэнтези, стим-, био- и  сплаттерпанка, с вестерном и революционным романом. Но поменьше бы монстров и революции, побольше психологии и отношений - цены б ей не было.

Мы творим историю, но не в тех обстоятельствах, которые выбираем сами.

Tags: киберпанк, фантастика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment