majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"У кромки моря длинный лепесток" Исабель Альенде

В школе с детства нас учили: нет страны чудесней Чили

Cómo puedo vivir tan lejos
de lo que amé, de lo que amo?
Pablo Neruda
Как я мог быть так долго вдали
От того, кого любил. От того, кого люблю?
Пабло Неруда

Просто назвать Исабель Альенде мастером своего деле значило бы ничего о ней не сказать. К своим неюным без года восьмидесяти, чилийская писательница не первое десятилетие в статусе одного из самых успешных испаноязычных авторов, лидер феминистского движения,  борец за гражданские права.

Она рассказала миру о свей родине, в которой при некотором воображении впрямь можно увидеть длинный лепесток моря, так, что не полюбить нельзя было. Полюбить, почувствовать ее боль, возненавидеть тиранию у власти (чего русским писателям в отношении своих читателей так и не удалось). Она та, ради возможности читать кого, я выучила испанский. И она продолжает писать отличные книги, как Largo pétalo de mar.

История Виктора и Росер Далмау, чья странническая эпопея начнется в конце тридцатых,  с приходом к власти в Испании фашистского режима Франко  и завершится к середине девяностых, ибо человек смертен - это история любви, выросшей из малой взаимной приязни, скорее чувства долга и необходимости подчиняться обстоятельствам.

Любви-уважения, которую не заест быт - будут в жизни участников времена, когда у них ни ночного горшка, чтобы справить нужду, ни окошка, из которого потом выплеснуть.  Хотя большую часть времени жить они станут в достатке. Ну, потому что хирург с золотыми руками и отличная пианистка найдут возможность  обеспечить достойное существование.

Любви-привязанности, которой не разрушат вспыхнувшие страсти к другой женщине и другому мужчине, а кто может сказать о себе, что ни разу за годы супружества не бросил заинтересованного взгляда на кого-то, кроме супруга/супруги?

Любви-нежности, чье пламя опасности, лишения и вынужденная разлука разожгут лишь сильнее. Писательница не впервые использует форму семейной саги для рассказа об истории и  политике. Семейные связи и преемственность поколений для нее не пустой звук, и этим инструментом она пользуется виртуозно.

Я читала в оригинале, откровенно опасаясь, как будет восприниматься испанский текст после долгого перерыва в практике. С кем-то другим возможно были бы проблемы, но это  Исабель Альенде, у которой прежде семь книг на этом языке прочитано, может потому роман удивительно легко лег на восприятие. Однако  в русском переводе эта книга тоже есть, "У кромки моря длинный лепесток"

Tags: Исабель Альенде
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments