majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Дом падших ангелов" Луис-Альберто Урреа

Быть мексиканским отцом

- Брат, - пробормотал Младший Ангел, вытирая глаза, - это лучшая история, что я в жизни слышал.

Рассказ, который заставил младшего Ангела смеяться до слез, на самом деле история окончательного отторжения его племянника Индио от семьи, когда юноша решает заявить о своей транссексуальности в довольно эпатажной манере - пригласив отца, мать и деда в клуб на свое выступление, где предстает перед ними в образе Шер. Ну, знаете, это: агрессивного толка, утрированная женственность, перья, стразы, бикини, сиськи, а писюна как-бы и нет. На самом деле есть такое приспособюление уздечка, которая  через ряд мучительных манипуляций прячет член и яички, но мама этого не знает, и она вскрикивает, увидев первенца: "Где его писька?" А молодой человек, не удовлетворившись уже произведенным эффектом, подходит к деду и начинает петь как-бы для него, зазывно прижимаясь грудью.

Все это время дед, который, надо сказать,  вовсе не являл образец высокоморального поведения, и ангелы, старший с младшим, живое тому доказательство: второй рожден любовницей, в то время, когда папа состоял в законном браке. Так вот, дед не сказал ни слова, а на другое утро старший сын нашел его на полу в ванной - инфаркт. "Это ты знал. А теперь знаешь почему. Старший Ангел произнес это так торжественно и скорбно, что Младший не смог сдержаться. - Что, папа так сильно не любил Шер? И оба скорчились от хохота, хотя Старший Ангел и ругался сквозь смех и приговаривал «Ничего смешного!»

Но на самом деле смешно ведь, правда? Ну, просто потому, что в жизни перемешано трагическое со смешным и одного без другого не бывает. Все в этой книге так, все смешалось, как в доме Облонских и нет, это не семейная сага. Это два дня из жизни  большого мексиканского семейства, дед и бабка которого перебрались в Америку, вдоволь наевшись горького хлеба эмиграции, детям было уже чуть полегче пробиваться в жизни - но самую малость,  внуки уже совсем американцы, и по-испански почти не говорят, а есть уже и правнуки.

И вся эта толпа собирается под крышей родительского дома на празднование юбилея главы клана - Старшего Ангела (фамилия у них такая, Анхель). Совмещенного с похоронами матриарха, мамы Америки. Ну вот так как-то совпало, что бабушка решила умереть накануне последнего дня рождения сына. Почему последнего? Потому что \он умирает от рака, терминальная стадия. Но не настраивайтесь в этой книге на стон, плач и скрежет зубовный. На самом деле, вся она будет такой, как тот фрагмент, о котором я рассказала в начале.

Ты прожил долгую достойную жизнь, в которой дурацкому тоже находилось намало места. А теперь ты умираешь. Собери всех, простись с ними по-человечески, попроси прощения за все плохое, поблагодари за все хорошее, посмейся, поплачь, подерись, станцуй, спой, выпей напоследок. И позволь этой жизни продолжаться без тебя.

Tags: современная проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments