majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

Эмир Кустурица. "Андеграунд"

  Этот  момент  в  самом  конце  набоковской  "Лолиты",  когда  Гумберт  встречается  с  повзрослевшей  и  подурневшей  своей  любовью.  Она  живет  в  каком-то  дерьмище,  и  все  у  нее,  по  видимому,  скверно.  А  мальчик,  за  которого  вышла  замуж,  вместе  с  другим  таким  же  деревенщиной,  ремонтируют  сарай.  И  она  говорит  герою,  указывая  на  мужа:  "Мужчины  любят  строить".  И  такая  кромешная  тоска  во  всем  этом.  Совсем  скоро  прозвучит:  "Он  разбил  мне  сердце,  а ты  всего  лишь  жизнь"  (за  точность  не  поручусь,  сейчас  пролистала  в  поисках  фразы  и  не  нашла.  Но  была, точно  была,  запомнилась  ведь  сто  лет  назад!)

  И  все  не  понимала,  как  можно  сравнивать  такие  вещи:  разбитая  жизнь  со  всего  лишь  сердцем.  Пока  мое  не  разбилось.  Так  вот,  Лолита,  мужчины  больше  любят  ломать,  чем  строить.  Из  трех  работ,  в  принципе  возможных  для  человека:  строить,  сохранять  и  разрушать,  очень  женские  две  -  созидание  и  сохранение,  очень  мужские  тоже  две  -  созидание  и  разрушение.  Твой  Гумберт  был  редким  среди  мужчин  хранителем  (как  ни  кощунственно  это  прозвучит).  И  ты  сбежала  от  него  к  разрушителю.

  Потому  что  все  и  всегда  любят  таких.  Они  яркие.  Они  производят  впечатление  на  порядок  более  живых, чем  большинство  окружающих.  Они  способны  на  поступки, не  предполагающие  мыслей  о  возможных  последствиях.  Да  тем  живут,  что  все  время  совершают.  Простая,  до  примитива  картинка.  Те,  кто  строит,  берут  энергию  от  себя  и  от  мира,   вкладывая  в  объект  творения.  Невольно  ставя  себя  в  положение  должника,  которому  заимодавец  говорит:  неизвестно, что  там  у  тебя  в  результате  получится  и  получится  ли  что  вообще,  а  денежки  мои  уже  сейчас  улетят.

Берегущие  пробавляются  собственной,  по  большей  части.  Но  много  им  не  отсыпается:  Вот  тебе,  друг,  сто  рублей,  развлекайся  и  ни  в  чем  себе  не  отказывай.  И  тут  ценно  умение  грамотно  распределить.  Почти  как  у  Диккенса:  проживай  девяносто  шиллингов  в  год  при  доходе  в  сто  и  ты  всегда  будешь  иметь  не  только  необходимое, но  излишки;  проживай  сто  десять  при  том  же  доходе  -  скоро  пойдешь  по  миру.

  Разрушители  ничего  не  берут, больше  того,  самый  момент  низвержения,  высвобождает  огромное  количество  энергии  "бабушка  твоя  и  моя  любят  сидеть  у  огня,  вместе  поджигают  дома,  пожарником  стану  я.  и  буду  петь..."   "Буду  петь"  существенно.  Потому  что   "есть  упоение  в  бою  и  бездны  мрачной  на  краю".  А  дурная  радость,  купно  с  восхитительной  свободой,  дарит  поджигателям  популярность,  какая  не  снилась  первым  двум.

Затем  смотришь,  не  отрываясь,  на  Марко  и  Черного.  Потому  знойный  суккуб  Наталья  вызывает  восторг  пополам  с  желанием  (она  женщина, не  забывайте,  а  в  женщине-разрушительнице  что-то,  воля  ваша,  от  Кали,  божественное).  Я  только  одного  не  упомянула.  Все  выбросы  разрушения  -  суть  обманка.  На  деле,  что  не  есть  естественный  распад  -  отвлекающий  фейерверк,  покуда  пялишься  на  него,  распахнув  глаза,  ловкие  и  натруженные  руки  обшарят  твои  карманы,  будь  спок.

И  возьмут  не  деньгами,  самой  твоей  сутью,  сердцем,  жизнью.  Пусть  я  буду  удручающе  скучной  и  тоскливо-унылой.  Но  моя  работа  -  сохранять  (и  немного  созидать).  Не  люблю,  когда  чересчур  много  становится  вокруг  ярких  людей
Настораживаюсь.  Не  хочу,  чтобы  как  в  Югославии.  А  кино  гениальное,  да.

  
Tags: культовое кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments