majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Об Инанне.

  Мне  семнадцать,  второй  курс  педучилища.  В  преподавателе  литературы, Наталье  Васильевне,  было  килограммов  шестьдесят  лишнего  весу,  язвительно-остроумная,  принципиально  не  делающая  никому  поблажек,  любила  меня  за  любовь  к  своему  предмету.  Что  не  мешало  регулярно  заходить  в  журнале  на  страницу  русского  языка,  который  не  она  вела,  и  выставлять  двойки  за  очередное  сочинение.  Стандартная  для  меня  пара,  "5/2".  Содержание  замечательно,  пунктуация  ни  о  чем.

Оченно  бывало  приятно,  особенно  накануне  семестровой  аттестации,  когда  одна  маленькая  двойка  могла  сложносочиненными  путями  лишить  на  полгода  стипендии.  Но  пенять  не  на  кого,  учи  правила,  детка,  неча  надеяться  только  на  врожденную грамотность.  Так  вот,  то  было  время  возвращенных  в  перестройку  книг,  все  интересное  и  значимое,  что  издавалось  в  толстых  тогдашних  журналах,  приходило  ко  мне  от  Натальи  Васильевны.

  "Ночевала  тучка  золотая"  Приставкина  тоже.  Четверть  века  прошло,  а  повесть  сидит  ледяной  иголкой  в  середине  груди,  странным,  отличным  от  описанного  в  "Снежной  королеве"  образом,  поменяв  зрение.  Ни  в  одном  конфликте  на  национальной  почве  не  могу  видеть  правоту  лишь  одной  из  сторон.  Все  больно  за  обе  и  глаза  невольно  вверх  -  откуда  нити  тянутся,  кто  манипулирует?  И  еще  выше:  дай,  Боже,  чтобы  малой  кровью,  потому  что  больнее  всего  по  беззащитным  ударит.

  С  "Тучки"  и  глубоко  сидящая  нежность  к  шумеро-аккадской  цивилизации  (ты  ври,  да не  завирайся,  придумала  тоже,  нежность  к  ревущему  зверю).  Нет,  правда,  там  ведь  есть  пассаж  о  колыбельной  на  глиняной  табличке,  найденной  в  раскопе  "ю-ба-ю-шки-ба".  Где  ни  встречала  после  упоминания  о  шумерах,  поневоле  волна  той  нежности  накатывает.  Сейчас,  читая  "Историю  веры  и  религиозных  идей"  Мирчи  Элиаде,  наткнулась  на  историю  богини  Инанны.  Она  позже  трансформируется  во  всех  Иштар,  Кибел,  Диан  и  Венер,  мощи  достигнув  необычайной.  Но  пока  одно  из  первых  зафиксированных  упоминаний.

  Как  раз  у  шумеров.  Инанна  полюбила  пастуха  Дагана,  взяла  его  в  мужья  и  поселилась  среди  людей.  "И  божья  благодать  сошла  на  Грузию,  с  тех  пор  она  цвела  в  тени  своих  садов",  все  процветало,  в  общем.  Но  заскучала  богинюшка,  а  направить  взор  в поисках  развлечений  на  покорение  соседних  народов,  не  пришло  ей  отчего-то.  Вместо,  решила  спуститься  в  ад,  чтобы  забрать  власть  у  старшей  сестры  Эрешкигаль.  Поплатилась  обращением  в  камень.

  Преданный  друг  Ниншубура   просит  верховных  богов  помочь  авантюристке,  те  отказывают:  зачем,  мол,  занялась  запретными  делами?   Но  среди  своих  выход  всегда  найдется  и  Энлиль  (владыка  богов)  сотворяет  двух  посыльных,  которые  отправляются  в  ад  с  водой  жизни,  хитростью  проникают  в  место,  где  бедняжка  Инанна  висит  на  гвозде  (трогательно,  правда?)  и  вызволяют  ее.

  Уже  девочка  почти  на  свободе,  как  вдруг,  семь  судей  ада  останавливают  ее  со  словами: " Где  это  видано,  чтобы  вошедшая  в  ад  душа,  покидала  его  без  ущерба.  Если  хочет  Инанна  выйти,  пусть  предоставит  замену!"  И  посылают  отряд  демонов,  чтобы  те  схватили  заместителя.  Сначала  они  хотят  забрать  Ниншубуру,  но  Инанна  отталкивает  их,  после  она  уже  почти  было  решает  отдать  кого-то  из  богов-покровителей  городов  Умама  и  Бад-Тибира,  но  те  ползают  в  пыли,  умоляя  пощадить  и  она  идет  дальше,  в  сопровождении  отряда  демонов.

  А  войдя  в  свой  дворец,  видит  комфортно  расположившегося  на  собственном  троне  и  правящего  от  своего  имени  Дагана.  Не  больно  муж  страдал  в  ее  отсутствие.  В  гневе  указывает  на  него  демонам:  "Вот  этот,  его  берите!"  Ну  и  все.  Почти...  Когда  узнала  три  года  назад,  что  Наталья  Васильевна  умерла  давно,  она  диабетиком  была,  не   плакала.  Хорошие  девочки,  которые  другим  девочкам  новый  взгляд  дарят,  не  исчезают  совсем.  Повисят-повисят  на  гвозде  у  сестры  своей  Эрешкигаль  и  назад  возвращаются.
Tags: экзистенция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments